Мой Город Кишинёв


Главная форума  |  Правила форума  |  Карта сайта  |  Планы Кишинёва  |  Список улиц  |  Главная сайта     


Текущее время: 21 сен 2019, 22:14





Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 64 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания о Бессарабии
СообщениеДобавлено: 17 авг 2010, 02:39 
Не в сети
Главный модератор
Главный модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21
Сообщения: 16839
c forum.MEMORIAL.ru

По материалам архивно-следственного дела 13919-П
потомственного дворянина Аркадия Дмитриевича Осмоловского.

В анкетном бланке было подчеркнуто совершенное А. Осмоловским
преступление: "Контрреволюционная украинская деятельность.
Принадлежность к антисоветским партиям".
В показаниях Аркадия Осмоловского содержатся также исторические
подробности жизни в Кишиневе и Одессе в первые десятилетия 20 века, отразились
стремления, заботы и помыслы людей этого времени.

Вот как описывает свою жизнь в написанных собственноручно
показаниях на допросах 13, 14, 17, 18 и 21 марта 1931 года
потомственный дворянин Аркадий Осмоловский: "Я родился в
городе Кишиневе в 1877 году в семье чиновника Контрольной
палаты, помощника ревизора. Отец работал в Контрольной палате
и в Сельскохозяйственном училище. В семье - 11 детей. 9 братьев
и две сестры. Трое умерло. Каждый старался помочь отцу в решении
задачи содержания семьи. С 4-го класса гимназии я репетировал отстающих
учеников, тем самым зарабатывал на себя.
Это дало мне возможность поехать в Санкт-Петербург для вступления в Университет.
Это был 1896 год. В 1901 году закончил Петербургский университет,
Физико-математический факультет, отделение Естественной истории - геология.
Годы студенчества выпали на период интенсивного подъема
общественных оппозиционных и революционных настроений
среди учащейся молодежи.

...С 1903 года я занялся педагогической деятельностью в качестве
преподавателя в средних учебных заведениях города Кишинева. Но
1905-1906 годы отвлекли меня от педагогического дела и побудили
меня принять участие в политической борьбе.
За статьи, помещенные в журнале "Народный учитель", по обвинению за
распространение ложных сведений с целью дискредитации правительства,
я был посажен в крепость. Но уже через 2 месяца я был освобожден.
По выходе из тюрьмы я женился.
Вскоре я получил предложение занять место преподавателя в Коммерческом
училище, а затем в Мариупольской гимназии, где проработал один год.
В 1909 г. я возвратился в Кишинев и там оставался до момента оккупации
Бессарабии румынами.
За время моего пребывания в Кишиневе кроме педагогической
деятельности я работал также по гидрогеологическим обследованиям
Бессарабии по заданиям Губернского земства".
"1917 год глубоко всколыхнул в Бессарабии всю общественно-политическую
жизнь, пробудил глубокий интерес к ней населения. Наступила полоса
целого ряда собраний, съездов, горячо обсуждались текущие события.
Высказывались различные мнения о том, как быть и что делать.
Одним из таких наиболее крупных собраний был Съезд Одесского
учительства. Съезд, во-первых, осудил преобладание русской школы
и установил, чтобы обучение велось на родных языках. Для
осуществления этого Съезд выделил Комиссии - молдавскую, украинскую,
еврейскую, болгарскую и русскую. Эти комиссии должны были
разработать план создания школ с программой, общей для всех
национальностей. Во-вторых, комиссиям следовало озаботиться и о
курсах каждой национальности. В-третьих, требовалось обзавестись
учебниками на родном языке. Я принимал близкое участие в этих
работах как председатель Украинской комиссии. Работа шла дружно,
недоразумений не возникало. Но у некоторой части молдавского
учительства создавалась ориентация на Румынию. Председатель
этой группы молдавского учительства Пантелтмон Халипа
говорил, что без помощи и поддержки Румынии в Бессарабии
молдавские школы никогда не создадутся. Мне пришлось
выступить против ориентации только на Румынию или на Украину.

В 1917-1918 годах в Кишиневе был создан парламент, в котором было
138 депутатов - "Сфатул Цэрий". Представители «Сфатул Цэрий»
занимались политической и социальной жизнью Бессарабии,
аграрным вопросом. "Сфатул Цэрий" состоял из крестьян и трудовой
интеллигенции. Я туда был делегирован от украинцев. Многие
высказывались за обобществление земли, но не было
ясно, как это провести и как представить. Все во всяком случае
сходились на конфискации помещичьей земли и земель монастырей.
Сфатул Цэрий проявил неопределенность и беспомощность в решении
экономических вопросов при попытках разрешить политические
вопросы страны. Сфатул Цэрий, объявив создание Молдавской
республики, принялся за разработку Конституции, занимался
примирением разных политических течений.
Председатель Сфатул Цэрий Ион Инкулец говорил: "Только путем
взаимных убеждений и согласований можно добиться цельности и
единства" (По сообщению д-ра А.Гаины Ион Инкулец (1884 – 1940)
учился в Петербургском университете на физико-математическом
факультете. Он был близок с Керенским. Его жена – княгиня Роксана
Кантакузено оказывала материальную и медицинскую помощь директору
Одесской астрономической обсерватории К.Д.Покровскому).
В стране, объявившей свою самостоятельность, ходили в обращении
всевозможные денежные знаки: и царские, и одесские, и украинские.
На выпуск своих денег Сфатул Цэрий не отважился.
Я сам как бессарабец близко принимал к сердцу интересы сторон.
Говорили, что при имеющемся положении вещей, при беспомощности
Сфатул Цэрий Бессарабия будет поглощена или "соседкой справа",
или "соседкой слева". Я полагал, что поглощение Румынией грозило
уничтожением всех завоеваний. Нужно было противодействовать
этому. Что касается соседки "слева" - Украины, то я отлично понимал,
что там идет борьба внутри, что какой-либо атаман может взять верх,
что нужно ждать, когда революционная мысль окончательно примет
ясные и конкретные формы. Я отстаивал в этих условиях самостоятельность
"Бессарабской Республики".
... "Вскоре в "Совете страны" произошло классовое группирование.
Образовалась "Крестьянская" партия, объединившая русских и
украинских крестьян-депутатов. Были попытки сорганизовать группы
на основании политических программ, но они не достигли результатов.
Группа эта вела политику за присоединение Бессарабии к Румынии.
Когда поставили вопрос о присоединении Бессарабии к Румынии,
то лишь 3 депутата, включая меня, выступили против этого. При
этом большинство депутатов воздержались.
За мое выступление против присоединения к Румынии и за отказ
вступить в члены местного управления в конце октября 1918 года
я был арестован Румынским правительством и выслан за Днестр".


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания о Бессарабии
СообщениеДобавлено: 07 сен 2010, 04:39 
Не в сети
Почётный Гражданин
Почётный Гражданин
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 мар 2008, 04:53
Сообщения: 9244
Вложение:
Amfiteatrov.JPG


Для просмотра вложений в этом сообщении вы должны быть зарегистрированным пользователем. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. Регистрация займёт несколько минут.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания о Бессарабии
СообщениеДобавлено: 26 сен 2010, 13:15 
Не в сети
Главный модератор
Главный модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21
Сообщения: 16839
из воспоминаний Изольды Фоминoй,
жительницы г.Бельцы

" Базары были интересные: обилие овощей, фруктов, кур живых и
разделанных сегодня утром — отдельно курица, отдельно потрошки,
отдельно лапки, шейка, голова.
Утки, гуси, разделанные молоденькие барашки (шкурки с них –
это каракуль!), молочные продукты всевозможные, но особенно,
ОСОБЕННО -- брынза, урда, каш. Это разновидности брынзы:
соленая, малосольная, совсем несоленая в виде прессованного
творога и почему-то обязательно в форме шара. Каш.
Спросить: «Это коровья брынза?» было оскорблением или по
меньшей мере обидой. Потому что коровья – это наглая подделка,
до которой ни один уважаемый селянин не опускался. Сметана, сливки...
Синенькие. Перцы. Гогошары. Только ради бога не путайте перцы
с гогошарами!
- Гогошары – те же перцы, только шарообразные, мясистые.
В форме тыковки. Красные, оранжевые, зеленые. Ужасно вкусные в
маринованном виде…
А фрукты? Сливы, абрикосы, жардели (ради всего святого – не
путать с абрикосами! Хотя это их младшая сестра-золушка)
Виноград. Нет, так: ВИНОГРАД. Вы покупаете не виноград. Вы
покупаете Изабеллу, или Лидию, или Мускат, или Дамский пальчик,
или Европейский, или Негру де Пуркарь,... Не спешите – перепробуйте
все, он из разных районов, где-то было больше солнца, где-то меньше,
а то и вовсе пару дождей не вовремя.
Следующий ряд – мужчины, перед каждым на длинном прилавке
бочоночек. Маленький, литра на 4, из него из верхнего отверстия
свисает резиновая трубка. Рядом стакан. Это молодое вино. Сначала
осведомитесь: Лидия? Мускат? Чаще всего раннее – это гибрид. Вам так
и скажут. И нальют полстакана попробовать. Спокойно!
Продавец берет свободный конец в рот, втягивает в себя воздух и
почувствовав, что вино пошло, быстро перемещает шланг в стакан. А
теперь пробуйте. Не смущайтесь, так и говорите, что попробуете еще
у соседа, вон там – никаких претензий. Выберете -- вам нальют в вашу
литровую или какую там у вас бутылку вкуснейшего чуть густоватого
свежего вина цвета фиолетовых чернил крепостью в 6 градусов.
Но тем же способом.
А некоторые, с бочоночками, отвечают: Мусс. Это еще не вино.
Просто виноградный сок, подготовленный стать вином. Без крепости,
просто попить. Наливается так же.
Ну, что вам сказать...

-- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
В 1944 году, как только освободили Бессарабию, как я уже говорила,
мы с узлами , чемоданами, подушками через плечо приехали в Кишинев,
где матери дали направление в Бельцы.
Еще раз: еще идет война... только что выбили одних – вошли другие...
населения в городе мало, а в селах-то сколько было – столько и есть.
На базаре – изобилие: селяне везут мясо, свинину, курей-цыплятей,
фрукты. Дашь советский рубль – думаешь дадут 2 яблока или кучку слив...
а они кидают, кидают в сумку, в фартук... за рубль! Еще рубль –
пару десятков яиц, курица – не помню сколько, но мы молчали от
изумления, чтобы все дело не испортить...
Это в то время как в России 100 рублей стоил стакан соли .. Какие
там фрукты – муку стаканами продавали, но дорого было, так покупали
стаканами рожь и мололи дома в самодельных мельницах...
И вот через две недели – а мы столько времени добирались на
товарняках до Молдавии – мы оказываемся в раю где за рубль
столько дают...
На следующее лето в Бельцах уже было похуже, это 45 год, а летом
46 года каждый день по городу с утра проезжала подвода – собирала
по улицам опухших от голода мертвецов и увозила куда-то....
Разрушить легко, налаживать потом сложнее. И дольше. "


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания о Бессарабии
СообщениеДобавлено: 05 дек 2010, 02:25 
Не в сети
Главный модератор
Главный модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21
Сообщения: 16839
из книги Н.С.ХРУЩЕВА "Bоспоминания ":

"Я, будучи членом Военного совета Киевского Особого военного округа,
принимал активное участие в организации освобождения Бессарабии. В это
время командовал войсками КОВО Жуков. Тимошенко к тому времени
стал наркомом обороны СССР. Был детально разработан план продвижения
наших войск и занятия исходных позиций, намечены переправы, созданы
ударные группы. Одним словом, все, что нужно сделать для того, чтобы
успешно провести эту операцию, было планом предусмотрено.
Вопрос заключался только в том, окажут ли сопротивление румынские войска.
На границе они держали себя очень плохо. Они часто совершенно
без всякого повода стреляли по пограничникам, которые несли охрану
нашей границы, по колхозникам. Эта граница не считалась у нас
спокойной. Румыны проявляли враждебность к нам, хотя мы ничего не
позволяли себе в отношении румынской границы и румынских пограничников.
Поэтому мы не знали, как румынские войска будут вести себя.

Предъявили мы ультиматум, и наши войска стали готовиться к
переправе через Днестр. Румыны не оказали сопротивления и стали
отходить. Я не помню сейчас, какие дипломатические переговоры велись, как
они протекали и чем завершились, но мы стали переправляться на правый берег
Днестра, а румынские войска стали отходить от границы. Мы переправлялись
совершенно беспрепятственно.
В это время мы с маршалом Тимошенко были на Тираспольском направлении.
Как только переправились на правый берег Днестра, сразу же соприкоснулись
с населением. Оно нас встречало радушно, даже очень радушно.

В тот же день Тимошенко предложил полететь на самолете в глубь
Бессарабии за линию румынских войск и сесть на лугу около деревни Фурманка.
Он хотел, конечно, повидать своих близких, брата, сестру. Почти у всякого
человека набирается много родственников, особенно если родственник занимает
такое высокое положение, как тогда Тимошенко - нарком обороны великой
страны. Он уверял, что мы спокойно сядем на самолете: там хороший луг
недалеко от его деревни, а потом мы дойдем или сбегутся люди и довезут нас.
Это было немножко рискованно, потому что румыны передвигались в этом районе
к Пруту и за Дунай, а мы должны садиться на территорию, которая еще не
освобождена от румынских войск.
Полетели мы, сделали круг. С воздуха Тимошенко узнал свою Фурманку и
показал мне в окно: вот озеро, какая там охота! Начались тут всякие
воспоминания о его детстве и юности. Он не был в Фурманке с начала Первой
мировой войны, как его призвали в армию. Его, естественно, тянуло в родные
места, где он провел свое детство. Сели мы на лугу, сейчас же со всех сторон
сбежались люди; кто пеший, кто верхом на лошади или в запряжке. Сейчас же
самоорганизовался митинг. Помню, выступал какой-то бородатый крестьянин. Мне
говорили, что он старообрядец. Одно не подтверждало, что он старообрядец: уж
очень он отборно ругался в адрес румынских офицеров. Я давно не слышал такой
отборной, неповторимой русской ругани. Он это делал публично на большом
митинге, а ругал он их даже за то, что румынские офицеры красят губы, и
сравнивал их с непутевыми женщинами (но он применил другое выражение).
На этом митинге оказался и священник. Потом он подошел к нам и
расцеловался с Тимошенко. Позже я узнал, что этот человек стал священником
во времена оккупации Бессарабии Румынией и что он выходец из семьи,
состоящей в родственных связях с Тимошенко. Дали нам, кажется, лошадей, и
поехали мы к Фурманке. Фурманка нас встретила очень хорошо. Говорю - нас,
потому что я тоже там был, но это была торжественная встреча их земляка Тимошенко.
Сейчас же нас пригласил к себе брат Тимошенко, потом приехала его сестра.
Началось угощение. Стали приходить знакомые. Дело уже близится к ночи.
Вижу, воспоминаниям, беседам и вину нет конца. Каждый, кто приходил,
обязательно приносил огромный сулей (так называют там большие бутыли вина).
Тогда я сказал: "Вы тут родственники и знакомые, ведите беседу, а мне
разрешите удалиться". Я ушел в большой сарай и спал там. Утром встал я рано,
но уже рассвело. "Как,--спрашиваю,--маршал? Спит или встал?". "Маршал еще и
не ложился". Я зашел в дом, а они еще продолжали сидеть за столом и вели
беседу. Кончилось тем, что к нам прибежал посыльный от Жукова с донесением,
что Москва очень беспокоится и ищет Тимошенко.

Из этой Фурманки мы вылетели тем же самолетом и полетели в Черновицы.
Там, около Кишинева или в Черновицах, был организован штаб и имелся телефон
ВЧ, по которому можно было поговорить со Сталиным. Прилетели мы туда и
поговорили с Москвой, доложили, что все хорошо и наши войска вышли на новую
границу, то есть на Прут и Дунай. Так мы заняли территорию, которая после
Октябрьской революции была отторгнута румынами, воспользовавшимися военной
слабостью молодой Советской республики. Наши войска вышли на ту границу,
которая была до Первой мировой войны, но с некоторым исправлением в районе
Черновиц и Тернополя: эти территории до Первой мировой войны входили в
состав Австро-Венгерской монархии. Здесь исправления были сделаны в нашу
пользу, и это исторически оправданно, потому что эти земли населяли
украинцы. Следовательно, украинцы, проживавшие на этой территории,
воссоединились со всем украинским народом и вошли в единое Советское
государство. Я считаю, что и юридические, и моральные права, безусловно,
были на стороне Советского правительства, на стороне ВКП(б), на стороне
действий, которые осуществлял тогда от имени партии, от имени нашего
государства Сталин".


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания о Бессарабии
СообщениеДобавлено: 23 сен 2011, 00:58 
Не в сети
Гражданин
Гражданин

Зарегистрирован: 12 окт 2009, 18:41
Сообщения: 2371
Александр Вельтман: второй русский аэд Бессарабии
Материал публикуется в рамках совместного проекта Представительства Россотрудничества в Молдове и Ассоциации руссоязычных журналистов "Россия и Молдова: 200 лет вместе"
"П риехать из глухого переулка белокаменной Москвы на перекресток брожения и столкновения всех древних народов Азии и Европы и найти их в такой дружбе и согласии очень приятно" — так писал о Кишиневе русский писатель XIX века Александр Вельтман. И вряд ли у кого-нибудь найдутся основания ему не верить. А нам небесполезно было бы поучиться у предков, чье отношение друг к другу так точно было подмечено современником Пушкина, правда, не превратившимся в классика.
На одном из уроков литературы то ли в десятом, то ли в одиннадцатом классе в начале года нам порекомендовали из числа непрограммных авторов Александра Вельтмана, писателя первой половины XIX столетия, весьма неоднозначного в своем творчестве, но возбудившего во мне какой-то непонятный интерес.

Когда же теперь, ища тему для статьи к проекту "Россия и Молдова, 200 лет вместе", я вдруг вспомнил об этом малоизвестном широкому кругу читателей писателе, интерес мой принял более-менее конкретные формы. Во-первых, Вельтман — современник Пушкина, очевидец эпохи, дух которой он через призму своего своеобразного таланта все-таки сумел передать на страницах своих разноплановых, и даже не побоюсь этого слова, внежанровых произведений.

Во-вторых, — Вельтман был человеком весьма разносторонних интересов. Всю свою долгую жизнь (1800-1870), проявляя серьезный интерес к истории, археологии, лингвистике, он, профессиональный литератор, по долгу службы занимался и топографией. Его жизненный и творческий путь — плоть от плоти эпохи энциклопедистов, последнее ее эхо.

О третьей же причине несколько позже...

Итак, Александр Фомич Вельтман (фамилией своей он, кстати, обязан шведским предкам, и писалась она изначально "Вельдман") родился в Петербурге в семье лейб-гвардейца гренадерского полка. Была ли дальнейшая служба в армии будущего литератора его собственным желанием, волею отца или данью нормам эпохи нам не известно. Однако на примере Вельтмана видно, что при большом желании любое занятие можно обратить на пользу развитию, жизненному в целом и творческому в частности. Но до этого — с 1811 по 1814 годы — Александр Фомич проучился в благородном пансионе при Московском университете, где и делал первые шаги в сочинительстве, подражая, по мнению исследователей, великим того времени — Ломоносову, Тредиаковскому, Державину. И, если занятия в пансионе были прерваны в 1812 году по причине нашествия "двунадесяти языков" Наполеона, то личный рост человека вряд ли можно остановить без его самого на то желания.

Год 1814. Вельтман переходит в частный пансион Терликова, а два года спустя становится учеником в школе колонновожатых, где начинали свое профессиональное становление офицеры-топографы и штабисты. На новом месте Вельтман — лучший среди учащихся, и это, несомненно, способствовало тому, что по окончании учебы, в конце 1817 года, его зачисляют в армию офицером в свиту Его Величества по квартирмейстерской части.

А весной следующего года молодого офицера отправляют в командировку — проводить военно-топографические съемки в: Бессарабию.

Это как раз и есть третья причина, объясняющая интерес мой к Александру Вельтману, и даже не сколько как к писателю, сколько как к очевидцу этой земли двухсотлетней давности.

Далекий от родного Питера южный край семнадцатилетнему Вельтману нов и интересен. И молодой человек со скрупулезностью семинариста пытается запечатлеть в своей памяти — и на бумаге — каждый пейзаж, каждый произошедший с ним случай, каждого встретившегося ему человека.

Лиризм описания своего путешествия по Бессарабии органично сочетается с тщательным подходом ученого и подробностью исторической фактологии в романе Вельтмана "Странник". Правда, это не роман в классическом понимании — скорее можно назвать это произведение пространным эссе, где автор пытается как прозой, так и стихами передать увиденное и прочувствованное им. Писатель искусно играет образами, сплетая воедино абсолютно несочетаемые с первого взгляда вещи. Обыденным предметам и явлениям придается некая загадочность, едва ли не былинность. "Народные экипажи в Молдавии называются каруцами; их два рода: конские и воловьи. - Первые так малы, как игрушки, а другие построены не на шутку и так велики, что две съехавшиеся могут загородить не только обыкновенную дорогу, но и дорогу в Тартар, которой будет сделано, со временем, особенное описание, ибо Мильтон и Данте не представили маршрута, составленного Орфеем", - пишет Вельтман, намекая на мифическое родство древнего аэда с бессарабским краем.

Кстати, как раз в первую очередь именно за "Странника" Вельтман подвергался критике со стороны коллег по перу и знатоков литературы. Об этом пишет знаменитый пушкиновед, первый директор кишиневского дома-музея Пушкина, доктор филологических наук, профессор Борис Трубецкой. Критиковали автора за "эксцентричную, причудливую, мозаичную архитектонику, свободное смешение прозы и стихов, за манерность, вычурность стиля, смесь фантастического и реального".

Конечно же романтичного юношу влекли новые знакомства. Он был вхож в дома местной аристократии, сблизился с офицерами, состоявшими в "Южном обществе". Дружеские отношения сложились у него с Владимиром Раевским и Михаилом Орловым. Влияние прогрессивно мысливших "бессарабских" друзей позднее повлияло на создание Вельтманом утопического произведения "MMMCDXLVIII год. Рукопись Мартына Задека", повествования о жизни через полторы тысячи лет, в 3448 году, где отразились передовые идеи русской философии 1820-х годов.

Знакомство с Пушкиным. Молодые стихотворцы, почти ровесники, Вельтман и Пушкин, конечно же, были неравнодушны к личности и творчеству друг друга. Очевидно, что между ними царила и некая конкуренция, а их общение не было лишено обоюдной писательской критики. Однако Пушкин на тот момент уже был известным поэтом, и слава опережала его. Вельтман же, по собственному признанию, как литератор был известен лишь в кругу кишиневского дворянства, получив там прозвание "бессарабского стихотворца". Можно предположить, что первый как в силу своего литературного статуса, так и по вине собственного характера, держался со вторым несколько свысока, признавая, однако, его ум и способности. Второй же в душе относился к знаменитому знакомцу с неким пиететом, внешне, очевидно не выказывая оного, наоборот, стараясь держаться на равных.

Согласно воспоминаниям их общего знакомого Ивана Петровича Липранди, офицера Якутского полка, расквартированного в Бессарабии, Пушкин "умел среди всех отличить А. Ф. Вельтмана", а тот был одним из немногих, кто "мог доставлять пищу уму и любознательности Пушкина: не ахал каждому произнесенному стиху Пушкина, мог и делал свои замечания, входил с ним в разбор, и это не нравилось Александру Сергеевичу...".

Вельтман же, судя по всему, не без удовлетворения отмечает, что Пушкин, узнав, о его стихотворстве и, в частности, о сочинительстве молдавской сказки в стихах "Янко-чабан", прочитал ее и "хохотал от души над некоторыми местами описаний моего "Янко", великана, и дурня, который, обрадовавшись, так рос, что вскоре не стало места в хате отцу и матери, и младенец, проломив ручонкой стену, вылупился из хаты как из яйца".

Также Вельтман признается в своих "Воспоминаниях о Бессарабии" в том, что приезд Пушкина в Кишинев породил в нем "чувство ревности к музе". "Встречая Пушкина в обществе и у товарищей, - пишет он, - я никак не умел с ним сблизиться: для других в обществе он мог казаться ровен, но для меня он казался недоступен. Я даже удалялся от него, и, сколько я могу понять теперь тайное, безотчетное для меня тогда чувство, я боялся, чтобы кто-нибудь из товарищей не сказал ему при мне: "Пушкин, вот и он пописывает у нас стишки".

Считается, кстати, что поэма Пушкина "Руслан и Людмила" оказала влияние на написание Вельтманом стихотворно-прозаического произведения "Этеон и Лаида", романтической рыцарской истории.

Уехав из Кишинева ранее Пушкина, Вельтман встретился с ним только через девять лет — в 1831 году в Москве, став к тому времени уже известным автором ряда произведений, посвященных, главным образом, Молдове. О них мы и поговорим в следующий раз.


Николай КОСТЫРКИН,
Новости-Молдова.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания о Бессарабии
СообщениеДобавлено: 20 ноя 2011, 22:10 
Не в сети
Главный модератор
Главный модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21
Сообщения: 16839
Помещик и поэт Платон БИБЕРИ

Платон Иванович Бибери – дворянин, коллежский асессор, почетный мировой судья, член губернского и Сорокского уездного земств, а также Губернской Казенной Палаты.

Родился в 1873 году в селе Гвоздовцы (сегодня - Сокирянский р-он Черновицкой области). Унаследовал Гвоздовцы с землей, водами и лесами от своих родителей, (всего он владел в царские времена 1113-тью десятинами земли, в том числе в селе Бырладяны). Крестьяне называли его Бибер.
В период с 1917 до 1920 года скрывался в Румынии. В 1920-м году вернулся, но румынская власть только в 1922 году наделила ему 100 га. пахотной земли, а также вернула ему искусственные пруды и леса, которые считались парками. В период с 1922 года до июня 1940 года П.Бибери распродал значительную часть своей земли людям, которые приобретали ее у него под застройку и под огороды.

Крестьяне всегда считали его хорошим человеком и хорошим помещиком, oн был добрым и нежадным. Крестьяне всегда приглашали его на свадьбы, на празднование рождения ребенка, крестины. И он приходил, да ещё и обязательно с довольно дорогим подарком. Как правило, он дарил какой-то, хотя бы и не большой, участок земли, приходя на празднование с уже готовой дарственной.

Платон Иванович Бибери писал стихи, переписывался с известными литераторами. Опубликовал несколько сборников стихов.

В 1944 году (по другим сведениям – в 1940-м г.) П. И. Бибери был арестован как крупный землевладелец и отправлен в ссылку, где и жил до самой смерти.


“БЕССАРАБИЯ”
(1915 г.)

Бессарабия – край родимый
Непохожий на другой
Богом издавна хранимый
Край испытанный судьбой.

Ты бедна, ты и богата
Ты культурна, ты дика.
Незаметная когда-то
Стала ныне велика.

Полудикий край обширный
Где Хотин – где Измаил?
Аккерман, за ним Бендеры
И Сороки и Хотин…

Генуэзской славной эры
Сохранили ряд твердынь
У подножья их стального
Быстротечный извилистый Днестр бежит

Хоть тебя и населяют
Крови разной племена,
Но давно в России знают
Как монархам ты верна

Русский, грек и молдованин,
Армянин, еврей, поляк, хохол
Из степных твоих окраин
Лечь готовы за престол

Стала ты под власть Римской
Понемногу процветают
На Империи исполинской
Колонистов принимают

Исторических событий
Много ты пережила
Здесь средь Вас бродил Овидий

Аккерманские поля
И другой певец Великий
Эти степи посетил
В них цыганский табор дикий
Стих поэта вдохновил

Ты судьбе своей послушна
В Турцию долго слала дань
И с Молдавией неразлучна
С ней в одну сливалась грань.

И настал год (1812) незабвенный
Ты узнала русский стяг
Александр Благословенный
Пожелал тебе всех благ

И в Короне засияла
Ты российского вождя
Над тобой уже настала
Процветания заря.

Дочь приемную Россия
К груди нежно обняла
Ты объятья дорогия
С чистым сердцем приняла

Мировой суд, суд присяжных
Граждан новых воспитал
В тяжбах – крупных, маловажных
Голос правды зазвучал.

Где живут отцы и деды,
Где теперь их дом и сад
Много уж тому столетий
Был селений диких ряд.

Взору мил в тени садовой
Хат побеленных уют
И на крыше камышовой
Аистов гнезда приют

Я люблю твои долины
Виноградники, леса,
Черноземные равнины,
Голубые небеса.

С дней весенних в плуге
Шествуют волы,
И грачи вслед неизменно
Гадов ловят из земли.

Стада вольные пасутся
Вдоль долинок и холмов,
Звуки дудок раздаются,
Загорелых пастухов.

Прошло сто лет,
Как долг народа
Благодетелю земли
В честь двенадцатого года
В Кишиневе возвели.

Славы памятник отменный
Новый Ксиминисса труд
Линий мыслей вдохновенный
Взоры издали влекут.

Город, земство и дворянство,
Заслужонные чины -
Вы слились в одно убранство
Летней формы белизны.

Царь высокий и державный
Перед бронзовым владыкой-предком
Царственным своим
Он колени приклонил

Как пал вниз полог холстяной
День был радости великой
Солнцем июньским залитым

Вслед с высокою семьею
Мать царица с дочерьми
С бесконечно милым сыном
Счастьем Родины семьи

Прибыл царь к дворянам в зал
Осчастливил всех рукою,
Словом, речью обласкал.
Царь наш добрый, Царь наш правый,
Царь правдивый, Царь любви,
Мы с тобою только живы,
Все дадим – лишь призови!

/Стихи в свое время записал по памяти и сохранил житель с. Романковцы. Старые издания пока не найдены./

http://gvizdivtsi.org.ua


Для просмотра вложений в этом сообщении вы должны быть зарегистрированным пользователем. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. Регистрация займёт несколько минут.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания о Бессарабии
СообщениеДобавлено: 30 ноя 2011, 00:45 
Не в сети
Главный модератор
Главный модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21
Сообщения: 16839
из мемуаров А.Вертинского:

Цитата:
Как-то в Аккермане мой концерт посетил комендант города. Он сидел в первом ряду в полной парадной форме и не понимал, за что мне горячо аплодируют. В конце концов он не вы­держал. Вскочив со своего места, он повернулся лицом к публике и, стуча по полу палашом, в бешенстве закри­чал по-румынски:
- Что он поет? Я требую, чтобы мне объяснили, что он поет? Отчего здесь все с ума сходят? Голоса у него нет. В чем дело?"

продолжение:

"...К нему подошли какие-то люди, пытались ему объяснить. Полковник был в ярости.
- Это неправда! — кричал комендант. - Он большевик! Он вам делает митинг. Артистам не делают демонстративных оваций.
Вот тут он был прав. Овации были действительно демонстративными. И не потому, что я уж так изумительно пел, а потому, что я был русский, свой, запрещенный.

Шаг за шагом, город за городом, не минуя даже маленьких местечек, я катил по Бессарабии, напоминая людям об их языке, об искусстве их великой Родины, о том, что она есть и будет. А вместе со мной, как снежная лавина, катился все увеличивающийся ком доносов, рапортов со всех мест, где ступала моя нога, где звучал мой голос. Публика была возбуждена, ко мне тянулись, благодарили чуть не со слезами на глазах за то, что приехал, за то, что привез русское слово, что утешил, успокоил. Воистину это окрылило меня. У меня открылись глаза. Это было и радостью, и наградой.
Дороги в Бессарабии ужасны. Шоссе есть только в некоторых местах, и то небольшими кусками, а в основном старые русские почтовые тректы, мощенные булыжниками и полуразвалившиеся. Ездить по этим дорогам невозможно - езда вытряхивает душу, и мы старались, избегая их пробираться проселочными дорогами. Три или четыре правительства получали ассигнования на постройку шоссе в Бессарабии. Но каждый раз деньги эти исчезали, растаяв по карманам начальствующих лиц, а "шоссе" мирно дремали, зарастая клевером, крапивой и бурьяном."


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания о Бессарабии
СообщениеДобавлено: 30 ноя 2011, 01:15 
Не в сети
Гражданин
Гражданин
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 27 апр 2009, 19:04
Сообщения: 1342
Цитата:
Дороги в Бессарабии ужасны. Шоссе есть только в некоторых местах, и то небольшими кусками, а в основном старые русские почтовые тректы, мощенные булыжниками и полуразвалившиеся. Ездить по этим дорогам невозможно - езда вытряхивает душу, и мы старались, избегая их пробираться проселочными дорогами. Три или четыре правительства получали ассигнования на постройку шоссе в Бессарабии. Но каждый раз деньги эти исчезали, растаяв по карманам начальствующих лиц, а "шоссе" мирно дремали, зарастая клевером, крапивой и бурьяном.

:good:


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания о Бессарабии
СообщениеДобавлено: 18 дек 2011, 17:59 
Не в сети
Главный модератор
Главный модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21
Сообщения: 16839
В 1855 году в разгар Крымской войны И. С. Аксаков поступил в ополчение, а именно в Серпуховскую дружину, дошедшую до Бессарабии. Аксаков был казначеем дружины, в боях дружина не участвовала. При известии о мире, в марте 1856 года, он вернулся в Москву.

Из письма И.С.Аксакова родным:
/1855, 8 декабря/

...В Кишиневе многие убеждены, что с весною кампания откроется в Бессарабии; нет сомнения, что войска стягиваются к Дунаю и что правый фланг армии усиливается. Но я, вопреки общему мнению, убежден, что вторжения в Бессарабию не будет. Для этого необходимо было бы союзникам, чтоб Австрия пропустила их свободно чрез Молдавию и Валахию, чтоб они могли иметь Дунай операционным базисом (судоходство по Дунаю может снабжать их продовольствием); иначе вторгаться в Бессарабию узким проулком между Измаилом и Рени, стороною степною и однородною с Добруджей, наполненную войсками, очень невыгодно. Со стороны Аккермана также неудобно: Аккерман и весь Днестр до Бендер довольно сильно укреплены. Теперь весь вопрос в том, пропустит ли их Австрия. Но едва ли этот вопрос не решен окончательно -- отрицательно. Меня уверял один офицер, приехавший с Дуная, что у них отдан по корпусу секретный приказ: в случае вступления в Бессарабию войск австрийских отдавать им почести и очищать Бессарабию. Есть слухи о том, что австрийские войска займут Бессарабию. Мне сдается, что заключается снова союз с Австрией ценою разных уступок и обещаний. Иначе и быть не может. Императорская Русь не может не быть в союзе с императорскою Австрией; впрочем и царская влеклась к ней всегда симпатией. -- Между тем, в простом здесь народе, между солдатами и ратниками, ходит слух о замирении, о союзе с Австрией. "Молодец австриец, дай Бог ему здоровья!" -- говорят они, я сам это слышал. В русском народе нет гордости, и поражение от превосходной силы он во стыд себе не вменяет. "Ничего не сделаешь, -- говорят они, -- сила валит со всех сторон", и потому радуются союзу с Австрией. Вчера опять пронесся слух о мире и о том, что дружина наша возвращается домой; еще распустили слух, что будто я привез это известие из Кишинева: надо было видеть восторг ратников. Впрочем все это понятно. Странная, странная война! -- Ратник, которого я брал с собою в дорогу, едучи в Кишинев, мужик лет 50-ти, рассказывал мне со слезами на глазах, что у него 7 человек детей, один другого меньше, что жена его умерла месяца два тому назад, как известило его письмо, полученное им в Одессе, что дети его ходят по миру. Приходил также осведомляться, нет ли письма, ратник из плотников, сам топорной работы, и, утирая кулаком слезы, говорил про детей, им оставленных. -- Для нас существуют побуждения самолюбия, честолюбия, славы, отвлеченные понятия об отечестве, политические мечты, сопряженные с известною степенью познаний и образования, наконец, нашему сознанию ясна картина всего целого. Ничего этого для него не существует и существовать не может, ничего разобрать и понять он не в состоянии в этом тумане, облегающем его со всех сторон. Если вообразить себя на их месте, на последней ступени общества, под давлением тяжести всех сословий, одного за другим, под игом всего общественного устройства, всего могущества лжи, в этом мраке, не освящаемом лучом познаний, так, кажется, повесился бы или спился бы с горя. -- Выбор пункта для нападения на Россию очень удачен. Это самое слабое ее место. Я уверен, что если б высадка произведена была в Архангельской губернии, в Финляндии, даже в Остзейском крае и Петербурге, она могла бы произвести народную местную войну со стороны русских, финляндцев и латышей. Но чем более наблюдаешь этот край, тем сильнее убеждаешься в его нравственном бессилии. -- Русские здесь -- поколение беглых, враждебное России. Недавно я говорил с одним бородачом-извозчиком и, увидав его бороду, обратился к нему с радостью, как к земляку... Он на приветствие отвечал очень сухо и объяснил, что "черт ли ему в России! Там мы жили под панами, а здесь мы вольные, молдаване и евреи народ добрый, с ними жить можно". Когда он стал отзываться не совсем ласково про правительство и царя, то на замечание бывшего тут же одного нашего офицера сказал: "Ну что ж, мы царю служим, уйдем для него Турцию населять". Подобные же речи слышал я и от многих русских. Я спрашивал людей, самых близких к молдаванскому народу, как поступит он в случае вторжения неприятеля в Бессарабию. "Одно только верно, -- отвечали мне, -- что он не побежит в Россию". Россия является для них страшилищем, страною холода, неволи, солдатства, полицейщины, казенщины, и крепостное право, расстилающееся над Россиею свинцовою тучей, пугает их невыразимо. -- Ну, что сказать вам еще нового? Право, нет ничего. Хотинская крепость упраздняется, и орудия перевозятся в Бендеры, значит, опасность со стороны Австрии уже не грозит. -- В продовольствии войска не нуждаются благодаря запасам хлеба, задержанным у одесских и измаильских негоциантов, но в фураже сильный недостаток: овес рублей 5 четверть, впрочем, его нет в продаже, ячмень также дорог, и лошадей приходится кормить папушей или кукурузой. -- Говядина 1 р<убль> сер<ебром> пуд, бессарабское вино прекрасно и мягко и стоит от 10 коп<еек> до 30 коп<еек> сер<ебром> око, т.е. один штоф. Прочее же все, начиная от топлива, очень дорого. Впрочем, сахар 40 копеек серебром фунт, чай можно иметь порядочный рубля за 3 серебром.
Общества в городе нет никакого, книги в обращении ни одной, новости узнаются только из запоздалых петербургских газет. День целый проводишь дома, в занятиях, т.е. в служебной суете. Я еще не переехал, потому что квартира моя не очистилась, и живу с Сушковым в двух маленьких комнатках. Своего общества, т.е. общества офицеров у нас быть не может как по несчастному составу дружины нашей, так и потому, что нас очень мало. Общего ничего нет, разговора никакого: водка, карты, безденежье, циническое обращение с казенною собственностью -- вот все предметы разговора и интересы защитников веры и отечества; при всем том многие из них довольно добрые малые, но страшные невежи. Скука страшная, особенно потому, что писем и новостей ниоткуда нет, книг нет. Хотя я и пользуюсь искренним уважением и любовью даже своих товарищей, но постоянно нахожусь в душевном одиночестве или же в сильных нравственных тисках. Заниматься чем-либо другим нет ни места, ни времени, поэтому и сидишь целый день за писанием разных требований дров, свечей, провианта, фуража, так что многие воображают, что я пристрастился к этим занятиям, что я создан для них, что я ничем другим и интересоваться не способен. -- Не знаю, право, что делается с одесской почтовой конторой, кажется, она была до сих пор такая исправная. Я уже послал ей три официальные напоминания. Как же, не только я, но никто, ни один ратник не получает писем уже целый месяц, единственного утешения в этой глуши! -- Прощайте, милый отесинька и милая маменька. Завтра опять ожидается почта из Одессы, авось-либо с нею придут письма три от вас.
Какие морозы здесь: вот уже несколько дней сряду стужа градусов по 20-ти; санный путь великолепнейший всюду. Все, разумеется, говорят, что это москвичи принесли с собою такую зиму.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания о Бессарабии
СообщениеДобавлено: 07 апр 2012, 16:10 
Не в сети
Главный модератор
Главный модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21
Сообщения: 16839
Воспоминания Соломона Журахова:

"...Наше соединение было направлено в сторону Молдавии и называлось 1-ое молдавское соединение партизанских бригад, командовал соединением полковник, а впоследствии герерал-майор, Андреев (после войны он стал министр обороны Молдавии). Сталин расчитывал что все 15 республик станут членами ООН, но только СССР, Украина и Белоруссия стали членами ООН, то должность министра обороны, иностраных дел были ликвидированы в Молдавии.

Так как мы двигались в сторону Молдавии, то в дальнейшем имели дело с румынскими частями Антонеско. У нас шутили: "Антонеско дал приказ - все румыны - на Кавказ. А румыны точат лясы - , лясы на куруцы (повозки) и ля касы (домой)". Не смотря на то, что немцы отдали румынам Одессу (они назвали этот город Антонеско), присоединили к Бессарабии все 6 районов Молдавской автономной республики (Рыбницкий, Дубосарский и другие), румыны воевать не хотели и не умели.

Мы с боями прошли до Молдавии и около реки Днестр встретились с нашими войсками. Конечно, нам нелегко было воевать в тех местах, где не было сплошных лесов, но и противник был слабее и сил у него в этих тыловых местах было мало. Освободили Бессарабию.

Перед руководством страны встал вопрос, где взять кадры для этой республики? Решили командный состав 1-го Молдавского соединения партизанских бригад привлечь к этой работе... Высший состав соединения заняли министерские должности (часть из них были молдаване по национальности) в г. Кишиневе, а меньшие по уездам и районам. Я как раз попал в госпиталь г. Сороки с легким ранением ноги и мне предложили должность первого заместителя Председателя Сусленского райисполкома Оргеевского уезда (области), а затем, уже в 1945, перевели в Уездисполком зав отделом кадров и спец. части.

С молдаванами работать было не так трудно, многие старики знали немного русский язык, ведь до революции эта часть принадлежала России. В Бессарабию входило 6 уездов (областей): Кишиневский, Оргеевский, Бендерский, Кагульский, Бельцкий и Сорокский. Кроме того было 5-6 районов молдавской автономной области, которые входили в Украину: Рыбницкий, Дубоссарский и другие. Все это составило Молдавскую республику.

Самый бедный крестьянин имел не менее 0.5 га виноградника, то вина хватало в каждом доме, земля плодородная, много виноградников и садов, где растут абрикосы, сливы, персики, яблоки и т.д. Основные полевые культуры: кукуруза, пшеница и подсолнечник. Для сохранения кукурузных початков они строят большие решетчатые сапетки, чтобы зерно проветривалось. Кукуруза - основной корм для людей и скота. Животноводство - это овцы, крупный рогатый скот и свиньи. Овцы дают мясо, шерсть и брынзу. Овец доят мужчины, сзади нажимают вымя, то в ведро капает молоко, когда и кизяк попадает в ведро, то его выбрасывают. Тягловая сила - в основном волы. Волы медленно тянут повозку, медленно тянут плуг, но и молдаване никуда не спешат. Лошадей меньше, т.к. дороги крутые (спуски и подъемы), то в целях безопасности повозки оборудованы тормозами. Лошадьми они и молотят зерно. На площадке они раскладывают снопы, посредине забивают кол и лошади ходят то в одну сторону, то раскручивают веревку в другую сторону, и еще сзади лошади тянут каменный комок, так и омолачивают зерно.
Молдаване любят потанцевать под музыку скрипки и цымбалов, поесть, попить вино, гостеприимные - зайдешь попросить воды напиться, обязательно вместо воды дадут вино и орехи или брынзу, поэтому мужчины и женщины пузатые, с брюшком, но девушки стройные и красивые.

Помню - приехал в село Сырково с докладом про Октябрьскую революцию. Пока в школе делал доклад, который никто не понимал, но из вежливости и уважения слушали внимательно, остальные жители вдоль центральной улицы расставили столы, кувшины с вином, зажареные курицы и другую закуску и мы сообща праздновали, некоторые так за столами и заснули.
Дома у молдаван большие, из камня, но мебели - никакой. Вдоль стен - деревяные широкие скамейки, на них выделаные шкурки овец и так они спят, сидят.
Румыны приучили молдаван к дисциплине, к повиновению. Села там большие на 500-1000 и больше дворов и в каждом селе кроме примаря (председателя сельсовета) и сотских,которые дежурили в сельсовете и выполняли приказы примаря, был еще сержант-можор (старший сержант) и два полицейских. Что этим трем постоянно делать в селе? Они смотрели за порядком, следили за сбором налогов и в воскресные дни, ругаясь в креста (кручу) и бисерику (церковь) палками загоняли людей на воскресную молитву, а в такие дни для развлечения два полицейских брали шапку сержанта-можора и несли по селу и все встре-ные крестьяне в поклоне до самой земли встречали и провожали шапку. При румынах у крестьян было что кушать, но налоги их страшно донимали, их изымали только деньгами (леи), а денег не было. У всех есть продукты на продажу, а покупаталей нет. В конце концов приезжали из Бухареста купцы и за гроши покупали свиней (на кукурузе они очень хорошо откармливались, сало топкое), овец, зерно, фрукты, виноград, вино.

Ни одной бани не было в селах. Начал свирепствовать тиф. Мы построили в селах бани, но они не хотели идти купаться. Пришлось выезжать на место милиции и силой загонять в бани.
Кроме тифа, край постигла засуха, неурожай. Запасы зерна, кукурузы съедались, начали массово резать скот, хлебозаготовки заморозились. Первый секретарь ЦК партии тов. Сологор Никита Леонтьевич разрешил не забирать у людей последний хлеб, но стране нужен был хлеб. В этих условиях секретарь ЦК партии страны тов. Маленков, который курировал союзные респоблики, вызвал в Москву Сологора Н.Л. и вручил ему путевку на курорт на 3 месяца, после отдыха Сологор стал директором птицесовхоза в Одесской области. В Молдавию прибыла оргбригада ЦК партии из 6 человек во главе с Брежневым Л.И. Помощником у Брежнева был Черненко, тоже будущий секретарь. С прибытием Брежнева заготовки зерна, мяса усилились, забирали под чистую.
Помню несколько случаев моей деятельности в тот период. В Молдавии были отдельные украинские села как Булаешты, где жили староверы (они крестились двумя пальцами - т.е. в отца и сына, но не в святого духа). Они в свое время удрали от преследований по религиозным мотивам в Молдову, подвластную Турции. Приехал я в одно такое село, оно называлось Куницыно. Жили там удивительно красивые люди - высокие, стройные, голубоглазые, физически очень крепкие, и фамилии у них были Лазарев, Сосоев, Еремеев и т.д., красивый русский язык. Я приехал по вопросу заготовки хлеба. Вызвал попа ихнего и говорю ему - прочти мне послание из библии от Иоанна или от Луки (уже забыл точно от кого). Он прочел, а там написано: "богу божее, а кесарю кесарево". Вот, говорю ему, прочти проповедь в каплице (церкви), что хлеб государству (кесарю) надо сдавать. Как и что он им внушил я не знаю, но на следующий день 11 подвод с хлебом повезли на станцию Шoлданешты. Я говорю - пошлите с хлебом сопровождающих. Они направили несколько молодцев и говорят мне: "Не беспокойся. Чай против нас кто устоит?"

Помню просят приехать в молдавское село Сырково, это самое бедное село, т.е. малоземельное и оно не сдает хлеб государству. Приехал и объясняю им, что стране нужен хлеб, люди голодают. Они мне объясняют что Советская власть это власть для бедных, а раз так, то они бедные и им не надо сдавать хлеб, пусть хлеб сдают богатые. Что мне делать? Вызываю уполномоченого по заготовкам, и говорю ему, чтобы нашел зажиточного жителя села, который не полностью расчитался по мясу. Нашли вдову весом под 200 кг, которая сдала мясо, но в пересчете не хватило 20-30 кг. Согласно законам, уполномоченый по заготовкам должен выписать предупреждение и если в течении 3х суток недоимка не будет погашена, приступить к беспорному изъятию. Мы написали это предупреждение вроде на 3 дня раньше и пошли к этой женщине всей командой, т.е. примарь (пред. сельсовета), сотские, человек 8-10, уполномоченый по заготовкам и я. Мы беспорно забрали громадную свиноматку на 200 кг и гоним ее из хутора в сельсовет. Свинья кричит, хочет удрать, а сотские гонят ее. Люди выбегают на крик свиньи. Они поняли и решили, что кто не сдает хлеб, у тех будут забирать свиней. Пока мы пригнали эту свинью, во дворе сельсовета полным ходом шла сдача хлеба государству.

В феврале 1946 г. проходили выборы в Верховный Совет Молдавии. Меня направили в самое богатое село Припичень-Резетты Pезинского района, там люди имели по 20-20 десятин земли и им Советская власть с ее будущими колхозами совсем не нравилась и они могли сорвать выборы или вычеркнуть предложеных кандидатов. Приехал заранее, приняли меня хорошо, пить и есть дают, расспрашивают, все им интересно. Собрал собрание, старички переводчики и спрашиваю их : "Что такое выборы?" Они отвечают: "нутты русеты" (не знаем). Я им говорю: "говорят, что вы, кулаки, не любите Советскую власть и вас надо выслать в Сибирь. Надо это проверить и для этого и проводят выборы. Может вы хоть и кулаки, но Советскую власть любите и вас не надо высылать, живите и работайте здесь. Если вы проголосуете за Бровко (пред. президиума Верховного Совета МССР) и Марию Фрунзе, то это значит, что вы любите Советскую власть и всё будет хорошо". Весь район был удивлен, единственное село Припичень-Резетты где все люди проголосовали за Бровко и Марию Фрунзе, меня даже на совещании в президиум выбрали и попросили поделиться опытом, но я скромно промолчал.

Еще припоминаю, что в феврале 1946 надо было подписать письмо Сталину от молдавских крестьян. Меня послали в село Пересечное, это между городами Оргеев и Кишенев, самое большое село в уезде. где-то 1500-1800 дворов, 3 церквы. Как собрать людей, как подписать? Первоначальные попытки собрать людей не привели к успеху, тогда я вызвал всех 3-х попов и потребовал от них, чтобы они после воскресной церковной службы лично привели всех прихожан на площадь, что они и сделали. Самого уважаемого попа пригласили в президиум, зачитали письмо и спросили "бун?" - т.е. "хорошо?" Первым "бун" сказал главный поп, после чего все люди сказали "бун" и дело пошло. Эти эпизоды я написал для юмора."

"Советская власть в Молдавии". Воспоминания.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания о Бессарабии
СообщениеДобавлено: 05 июн 2012, 15:20 
Не в сети
Главный модератор
Главный модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21
Сообщения: 16839
Воспоминания Кирилла Трофимовича Гаджий:

"Я родился 25 февраля 1925 г. в селе Ташлык, что на самом юге Бессарабии, которая тогда входила в состав Королевской Румынии. Таш с турецкого переводится как камень, а лык - балка, т.е. каменная балка. И действительно у нас в округе большие залежи известняка, из которого с давних пор люди делают строительные материалы и различные изделия. До войны наше село относилось к Аккерманскому уезду.

Расскажите, пожалуйста, как ваша семья жила до войны.

У нас было крепкое середняцкое хозяйство. Точно не скажу, но мы имели гектаров 10-12 пахотной земли. Имели пару хороших лошадей, корову, свинью, от 10 до 20 овец, много птицы. И где-то на одном гектаре земли мы возделывали виноградник. Мой старший брат еще до войны окончил специальные курсы, на которых научился на дикую лозу прививать европейские сорта. Вообще отец в нашем селе пользовался репутацией грамотного крестьянина. Он дружил со многими нашими односельчанами, которые окончили различные сельскохозяйственные школы, и постоянно с ними советовался по поводу новинок и опыта возделывания различных культур, обменивался положительным опытом, поэтому и получал урожаи выше среднего.

И вот один из его приятелей, Григорий Бройко, руководитель местной ячейки либеральной партии, как-то привез из Аккермана новый сорт винограда "Зайбель-1001". Несмотря на то, что это очень неприхотливый сорт, причем, сам виноград черный, но вино из него получалось розовое и на вкус просто замечательное. Так что половина винограда у нас было хороших европейских сортов, а половина этого самого "зайбеля".

Каждую осень отец делал 5-6 бочек на 350-400 литров домашнего вина. Причем делал без всякой химии, отжимок или сахара, поэтому у нас в округе все знали, что у деда Трофима отличное вино. Вино папа продавал только на вынос, на месте пить не разрешал, чтобы разные пьяницы к нам не ходили. Вообще я вам хочу такую вещь сказать. Конечно, и в то время были и пьянство, и воровство, особенно большой проблемой было конокрадство, но по сравнению с тем, что творится сейчас, это небо и земля...

Отец сеял озимую пшеницу, кукурузу, а т.к. в наших краях земля благодатная - один из видов чернозема, то, как правило, урожаи получали хорошие. Правда, раз в несколько лет обязательно случалась засуха. И нужно честно сказать, что в материальном плане мы, и большинство других честных тружеников, жили неплохо. Бедно жили в основном лодыри и пьяницы, а те, кто хотел работать, откровенно не бедствовали.

И мой отец, например, тоже ведь не сразу имел 10-12 гектаров. От своих родителей он получил меньший надел, но, заработав своим честным трудом, постоянно прикупал земли, хотя в наших краях она была очень дорогая. Но такие богатые хозяева как Брегедеу и Топор имели в своих хозяйствах больше ста гектаров.

А в соседнем очень богатом болгарском селе Бургуджи были хозяйства более чем в тысячу гектаров. Я даже лично знал одного из таких местных "олигархов". Эти богатеи мнили себя всесильными и считали, что за деньги им позволено все, т.е. фактически тогда была такая же ситуация, что сложилась и сейчас.

Судя по вашим словам складывается довольно радужная картина, но почему же тогда подавляющее большинство местного населения с такой радостью встретило приход Красной Армии 28 июня 1940 года?

Да, материально до определенного момента мы жили неплохо, но вот в моральном плане... Самое главное - моральная, этическая сторона. Все-таки там родной язык, человеческое отношение, равенство, а не то, что есть высшая раса, и ты никто и ничто... Унижали на каждом шагу. В каждом селе находился жандармский пост: начальник и 5-6 жандармов - все исключительно румыны из Румынии. И бывало, идешь по улице, так он тебя останавливает и требует: "Неси курицу" или молока, еще чего-нибудь. Просто так, вообще без всякой причины...

Но если молдаван они еще признавали за своих, хотя и не равными настоящим румынам, то вот все остальные: украинцы, русские, болгары, гагаузы, греки для них были людьми второго сорта, а евреи вообще седьмого. Для таких как мы даже был специальный термин - "миноритарь", по смыслу вроде как - нацменьшинства, но самое главное масса ограничений.

Я ни в коей мере не хочу сказать, что все было уж так откровенно плохо, но все-таки когда тебе постоянно и откровенно дают понять, что ты человек второго сорта... Так что румыны бессарабцам не доверяли, а главное с пренебрежением относились и разговаривали. Поэтому этот день стал для нас настоящим праздником освобождения, что бы сейчас не говорили разные политиканы.

И как в таких непростых условиях складывались межнациональные отношения в селе?

До прихода к власти кузистов никаких распрей не было. В то время в Румынии сменяя друг друга правили две партии: цэрэнистская (крестьянская) и либеральная, при которых все было нормально. Но в конце декабря 1937 года буквально на несколько месяцев к власти пришли кузисты (крайне правая профашистская национал-христианская партия, сторонников которой в Румынии по имени ее главного идеолога - профессора политэкономии Ясского Университета Александру Куза, называли кузистами - прим. Н.Ч.) И если раньше у нас все жили мирно, никогда ничего подобного не было, то при кузистах случались эксцессы. Например, я лично видел, как Михаил Райлян избивал небольшим железным колесом еврея Зиско прямо у него в лавке.

Правда, между молдаванами и украинцами иногда случались драки, да еще какие. Обычно на большие праздники в центре села устраивались народные гуляния, которые по-молдавски назывались - Жок. Нанимались музыканты, обычно болгары из соседних сел, которые целый день играли, люди танцевали, веселились.

Начиналось все красиво, мирно, но когда люди выпивали, то обычно из-за девушек вспыхивали стычки. Провоцировало это дело молодежь, но потом начинали вмешиваться их старшие братья, отцы, друзья. Девушки разбегались, а парни дрались десятками. Но без поножовщины и убийств, только на кулаках, в крайнем случае, палками.

Но, например, в вашем селе были распространены межнациональные браки?

Между молдаванами и украинцами, запросто, и таких было очень много. Я же вам уже говорил, что у моих родителей как раз такой смешанный брак: отец - украинец, а мама - молдаванка, мой старший брат Вася тоже женился на молдаванке, так что поверьте, никакого предубеждения в этом отношении не было.

Вот с людьми других национальностей браки заключались заметно реже. Но это было связано не с тем, что такие браки не поощрялись, а потому что людей других национальностей было очень мало. Например, болгары, которые в нашем селе работали портными и сапожниками, жило всего человек 20-30, но и с ними браки хоть и редко, но случались. А вот с греками и евреями нет. Просто евреев, например, было совсем мало, всего до десятка семей, к тому же это были люди, которые по своему социальному статусу находились несколько выше остальных.

Например, еврей Янкелевич занимался оптовыми закупками урожая у крестьян. Тот самый Зиско, которого избивали у меня на глазах, держал небольшую лавку по продаже изделий из металла. Еврей Берко держал корчму, а братья Фима и Ума аптеку. И главврачом в нашей больнице, у нас в селе была по тем временам очень хорошая больница на 25 койкомест, работал еврей Крайсс. Мне запомнилось, что у него была очень красивая дочка.

В школе вы учились?

Да, конечно. В нашей сельской школе я окончил пять классов. О качестве образования в румынской школе ничего не могу сказать, потому что сравнивать мне не с чем, к тому же я был совсем еще ребенок. Большинство учителей у нас были болгары, но обучение велось только на румынском языке. Были и учителя самодуры, которые за провинности били детей линейкой по ладоням.
Учился я неплохо. А вот в 6-м классе я уже толком не учился, ходил только два раза в неделю, потому что отец отдал меня учиться портновскому делу.

Дело в том, что где-то в 1938 году у нас на нужды румынской армии реквизировали двух лошадей и нашу шикарную повозку. Помню, отец не пожалел денег и сделал заказ у немцев в селе Теплица, где делали отличные подводы. Просто шикарная получилась подвода, зеленого цвета и со своей особенной деталью. Мастера специально сделали так, что при движении колеса издавали характерный звон очень приятный на слух. Поэтому в нашем селе все люди даже на слух могли сразу определить, чья подвода едет. Но вы себе представляете, что в то время значило подвода с лошадьми? Это все равно, что одновременно машина и трактор в наше время. Стоило это все очень дорого, и когда их у нас просто так отобрали, то мы уже купить новых лошадей и подводу не могли. И работать в поле тоже не могли, не на чем...
А ведь наш отец и в лошадях толк знал. До этого он всегда держал кобылиц, потому что каждый год они давали по жеребенку, а это дополнительный хороший заработок. Лошади у нас были отборной немецкой породы: крупные, сильные, и красивые.
В общем, у нас просто так реквизировали лошадей и повозку, только бумажку выписали. Причем, какой неприятный момент. В нашем селе такому бесстыдному ограблению подверглись десятки крестьянских хозяйств, но в подавляющем своем большинстве украинских, что приводило к росту неприязни в отношении к молдаванам. К тому же какие могут быть такие срочные военные нужды в 1938 году? Фактически это был самый настоящий грабеж со стороны государства, который в момент подорвал материальное благополучие нашей семьи, и поэтому отец меня и отдал учиться портновскому ремеслу.


Днестр, по которому тогда проходила граница, от нас совсем недалеко, и в одну зиму двое наших односельчан перебежали по льду лимана на советскую сторону. Один из них так и пропал, мы о нем больше ничего не слышали, а второй потом вернулся, воевал.

Но вы как-то предчувствовали приход Красной Армии в 1940 году?

Для нас это произошло совершенно неожиданно, хотя сами румыны еще за несколько дней стали собираться и отправлять свои семьи. И кое-кто из наших богатых с ними тоже тогда уехал. Они потом в войну вернулись, но в 44-м уехали уже насовсем.

Как вы прожили этот год до начала войны?

Конечно, сразу поменялась власть. Председателем сельсовета был избран наш сосед Коломиец Терентий Иванович. Это был человек интересной, но сложной судьбы. В 1-ю Мировую войну он за свои подвиги на фронте был награжден четырьмя георгиевскими крестами. Как полному георгиевскому кавалеру ему присвоили звание офицера, хотя он был малограмотным крестьянином. Кстати, еще до войны при румынах он попал в тюрьму за свою коммунистическую деятельность. Отсидел положенный срок, а когда вышел на свободу, румыны предложили ему служить в их армии офицером, но он отказался.

А после войны именно его вначале выбрали председателем только что образованного колхоза. Но в 1946-47 годах была страшная засуха, которая привела к сильному голоду. И хотя, честно говоря, Терентий Иванович не проявлял себя как успешный хозяйственник, но как здравомыслящий человек он в такое тяжелейшее время разрешил крестьянам накосить пшеницы и раздать людям, чтобы они не умерли от голода. Так что вы думаете? Несмотря на то, что все прекрасно видели что творится вокруг и какая сложилась ситуация, но его осудили за расхищение народного добра и дали пять или шесть лет... Но вообще, каких-то подробностей о том, как прошел этот год в нашем селе, я вам не расскажу, потому что учился в это время в Тарутино.

Но вы, например, знаете, сколько человек было репрессировано в этот год?

Думаю, что человек десять с семьями, не больше. Кто это были? Руководители местных отделений буржуазных партий: цэрэнистской, либеральной, кузистской. И если с кузистами все было понятно, то за представителей либералов и цэрэнистов наши односельчане не скрывая своих чувств переживали. Ведь это были грамотные люди, которые много помогали нашим односельчанам. Мой отец тоже не скрывал обиды за либерала Григория Матвеевича, с которым он дружил. Жена у него была русская, а сам он занимался сельским хозяйством, и именно он первым привез в наше село лозу "Зайбель-1001".

И вот я пытаюсь вспомнить, кто из них потом вернулся. Не знаю насколько это правда, но у нас люди потом говорили, что даже когда им разрешили вернуться, они попросту боялись это сделать. Главный кузист, наш сват Ульян Гончаренко, например, там в ссылке и погиб. Цэрэнист дядя Степа Бройко тоже там погиб, на него на стройке упало бревно... Жена у него была еврейка тетя Несси. Именно она учила меня русскому языку, поэтому благодаря ей я в пять лет уже читал по-русски. Своих детей у них не было, поэтому они меня баловали. Я часто ходил к ним в гости, а у них была небольшая библиотечка.
Поэтому, конечно, все мы сожалели об этих в принципе невинных людях. О разных негодяях нет, а об этих да. Ну, в чем спрашивается, они виноваты, если в стране тогда были только такие партии?
И люди в их высылке винили нашего председателя сельсовета, потому что он наверняка принимал участие в составлении списков..."

(В сокращении. Полный текст - iremember.ru)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания о Бессарабии
СообщениеДобавлено: 13 июн 2012, 18:19 
Не в сети
Главный модератор
Главный модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21
Сообщения: 16839
Из рассказа Михаила Хазина "Мальчик и великий час":

...После освобождения многое стало наоборот.
То, что пятёрка из посредственной оценки превратилась в превосходную, еще пустяк.
Но вот Бессарабия из "севера" превратилась в "юг". И это уже было похоже на геологический сдвиг.
Отправляясь в Бессарабию из своих мест, румыны говорили, что едут на север - "ла норд".
Товарищи же, прибывшие из-за Днестра, считали её югом.

Колея железной дороги оказалась для новшеств узка. В первые же дни июля её повсеместно расширили - благо, шпалы менять не пришлось: оставался запас ширины.

Невиданной мощности паровозы "ИС" оглашали неслыханным ревом тучные, черноземные поля вокруг нашего села...
Появились торжественные вывески. Парикмахеры назвали свои мастерские "Счастливый труженик",
"Свободная жизнь". Портные - поскромнее: "Пошив статского и военного платья", "Мадиска".
В ресторанах музыканты наяривали "Гайдэ тройка", "Очи черные".

Как на диковинку взирали бессарабцы на мелькнувшую невзначай татуировку. Якоря, пронзенные сердца были выколоты на руках иных красноармейцев.
- Они страдали на каторге за Советскую власть, - сочувственно говорили доброжелатели.
- Клейма, как у каторжников из соляных копей, - кривили губы скептики.
Советские командиры почти не отличались от солдат, здоровались за руку с простыми людьми, не носили перчатки.

С освобождением изменился и цвет чернил. Раньше в школах и учреждениях писали черными.
Товарищи принесли фиолетовые чернила. Чаще всего их изготавливали из толченого грифеля "химического" карандаша.
Обращение в инстанцию при румынах называлось "черере", "плынжере" - дословно "плач", "слезное прошение". Новые дни ввели в оборот "заявление", неизменно заканчивавшееся заклинанием "прошу не отказать в моей просьбе".

Раньше принято было скрывать бедность. Быть бедным было стыдно. Бедным быть было невыгодно: ни доверия, ни кредита. Во многих семьях дома ели черный хлеб. "Для школы" мать выпекала один белый хлеб. Давала по ломтю каждый день. Чтобы сын или дочь не чувствовали себя хуже других. Баста, с притворством покончено.

Изменилась картина бессарабских дорог. Местные лошади, не привычные к автомобилям, особенно грузовикам, пугливо рвали в сторону , на обочину. Топтали хлеба, опрокидывали каруцы.
Ленивая, жирная домашняя птица, освоившаяся с новым ритмом, с кудахтаньем и гоготанием
уносила ноги из-под каучуковой зубчатки, норовившей припечатать её к земле.

Деревянные счёты были новшеством, которое привезли товарищи. В лавках бывшие приказчики,
раньше носившие за ухом карандаш, безуспешно пытались научиться щелкать. Раньше счетами пользовались в начальной школе и при обучении слепых.
Умение пользоваться счетами было признаком образованности и хорошего тона.
Даже развлечения подновились.
Прежде в домино играли так: каждый очередной камень втискивали бок о бок с предыдущим, так что дорожка тянулась в две ширины домино. "По-советски" костяшки располагались коренным образом иначе.
Дорожка стала вдвое уже, зато длинней. Камни стыковались только торцами, а дубли клали поперек, словно мостики через бурливый ручей.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания о Бессарабии
СообщениеДобавлено: 13 июн 2012, 19:34 
Не в сети
Почётный Гражданин
Почётный Гражданин
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 апр 2009, 20:23
Сообщения: 7827
Откуда: Кишинев
Прошу прощения-а что правила игры в домино везде разные? :%)В смысле постановке костяшек?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания о Бессарабии
СообщениеДобавлено: 13 июн 2012, 20:28 
Не в сети
Почётный Гражданин
Почётный Гражданин
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 мар 2008, 04:53
Сообщения: 9244
ris55 писал(а):
Прошу прощения-а что правила игры в домино везде разные? :%)В смысле постановке костяшек?

Лично я знаю шесть разных вариантов игры. А вот тут целых девять вариантов описано!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания о Бессарабии
СообщениеДобавлено: 13 июн 2012, 20:47 
Не в сети
Почётный Гражданин
Почётный Гражданин
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 мар 2008, 04:53
Сообщения: 9244
steinchik писал(а):
ris55 писал(а):
Прошу прощения-а что правила игры в домино везде разные? :%)В смысле постановке костяшек?

Лично я знаю шесть разных вариантов игры. А вот тут целых девять вариантов описано!

Похоже, что Хазин описывает "Колбасу"


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания о Бессарабии
СообщениеДобавлено: 13 июн 2012, 20:52 
Не в сети
Почётный Гражданин
Почётный Гражданин
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 апр 2009, 20:23
Сообщения: 7827
Откуда: Кишинев
steinchik писал(а):
steinchik писал(а):
ris55 писал(а):
Прошу прощения-а что правила игры в домино везде разные? :%)В смысле постановке костяшек?

Лично я знаю шесть разных вариантов игры. А вот тут целых девять вариантов описано!

Похоже, что Хазин описывает "Колбасу"
Не,на "колбасу" по описанию не подходит!Похоже,но не то :unknown:Кстати-"по-советски" это очередной вариант игры?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания о Бессарабии
СообщениеДобавлено: 14 июн 2012, 09:28 
Не в сети
Гражданин
Гражданин
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 окт 2009, 14:31
Сообщения: 3748
Откуда: Молдова Кишинёв
тут не про разновидность домино, а про то, как ложили костяшки ...дубль ранее :write: ложили вдоль, а потом поперек, как и сегодня, друг к другу сегодня по маленькой стороне, а ранее втыкали сбоку на большой...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания о Бессарабии
СообщениеДобавлено: 06 окт 2012, 02:11 
Не в сети
Главный модератор
Главный модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21
Сообщения: 16839
С персонального сайта певца ВЛАДИМИРА САМСОНОВА,
Заслуженного артиста России, лауреата Международных конкурсов оперных певцов, солистa Мариинского театра,
артистa Санкт-Петербургского театра Музыкальной комедии и театра "Зазеркалье" :

"Нет, начинать здесь свою биографию с рассказа о себе и писать только о себе любимом означало бы полностью исключить из процесса моего появления и воспитания несколько поколений прекрасных и талантливых людей, которым я обязан абсолютно всем, что я сейчас умею и имею.
Итак, самое раннее , что мне известно о моих предках, это то, что мой прадед Нестор Самсонов был солдатом одного из петербургских полков и был ранен при Порт-Артуре. После русско-японской войны он был награжден царскими наградами и пожалован большим наделом земли в Бессарабии, куда и переехал впоследствии навсегда. Здесь двухметровый русский гвардеец-великан женился на миниатюрной Марии, дочери гречанки и болгарина Доброва, которая родила ему десятерых сыновей, третьим из которых был мой дед Григорий Несторович Самсонов.
Прадед же Нестор был сильным и работящим. Выйдя в отставку, он посадил на своих землях огромный яблоневый сад, виноградники, построил огромный дом. Несколько работников помогали ему вести большое лошади, птица, а также огороды и глубокий винный погреб . До сих пор, переезжая по мосту через реку Днестр от города Бендеры в сторону Тирасполя, на левом берегу можно увидеть пустошь, где когда–то белым цветом каждую весну расцветал огромный яблоневый сад.
Потом пришла революция, и прадед, который тайно помогал большевикам перевозить оружие на другой берег Днестра, оказался в кишиневской тюрьме. Судьба подселила к нему в камеру самого Котовского, который быстро оценил пудовые прадедовские кулаки и предложил ему совместный побег. Нестор отказался, и в ту же ночь Котовский бежал сам. Перепилив решетку на окне и обмотав ноги одеялами, он выпрыгнул с высоты третьего этажа тюрьмы. Большевики же, придя к власти, причислили потом прадеда к кулакам, и забрали у прадеда все «несправедливо нажитое» - овец, лошадей, коров и...яблоневый сад. Прадед прошел потом долгий жизненный путь, дожил до конца семидесятых и тихо умер, чуть не дожив до 90 лет.
Но истинным рулевым огромного семейства Самсоновых была маленькая прабабка Мария. Она дожила до 94 лет и до самой смерти была центром семьи и ее верховным руководителем. Все семеро ее сыновей беспрекословно слушали и очень любили свою «мамочку». Даже я еще застал огромные праздничные застолья в главном родительском доме в селе Парканы, где собирались все братья со своими женами, детьми и внуками. Домашнее молдавское вино лилось рекой, как и песни, под аккомпанемент трофейных аккордеонов.

После Гражданской войны и подписания Лениным Брестского мира часть Бессарабии, где жила моя родня, отошла к королевской Румынии. Мой дед, Григорий Несторович, тогда еще совсем молоденький паренек, поехал в Бухарест учиться новомодной тогв то время профессии фотографа-художника. Там он встретил и впоследствии женился на Степаниде Васильевне Вранчан, моей бабушке. Предки бабули были румынскими дворянами. Ее отец, мой другой прадед Василий Вранчан, был сельским священником.
Он был высокообразованным и интеллигентным человеком. А вот его жену украинку Евдокию, мою прабабку бабу Дусю, я помню уже сам и очень даже отчетливо. Впрочем, как и вышеупомянутых прадеда Нестора и прабабку Марию. Но именно со стороны Вранчан в нашей семье передавались по наследству оперные голоса. Так, тетка моего отца по материнской линии была оперной дивой сначала в Бухарестской опере, а потом и в Кишиневской. А дядя моей бабушки Степаниды был известным басом-солистом императорской Мариинки и пел там вместе с самим Шаляпиным. Он обладал феноменальным по силе голосом. Потом, уже сам проживая в Питере, я нашел в старинной телефонной книге 1913 года его имя и адрес.

Вскоре мой дед Григорий открыл в Бухаресте свое фотоателье. Мой отец Виктор, который родился в Бухаресте 27 июня 1937, рассказывал мне о большом родительском доме, прислуге и большом чемодане с деньгами, хранившимся под кроватью - модный фото-бизнес моего деда тогда вовсю процветал.
Идиллия закончилась в 1939-м, после подписания известного пакта Риббентропа-Молотова. Большие территории Румынии теперь переходили к СССР, и там, в селе Лепканы, оставалась главная ценность всей семьи - родители. Дед, бросив все в любимом Бухаресте, переехал с семьей в Бендеры, чтобы быть рядом с ними. Все тогда уже знали не понаслышке, что такое «железный сталинский занавес» и понимали, что разлука может оказаться вечной. А мой отец потом всю жизнь должен был скрывать от «неусыпного ока КГБ» факт своего рождения в капиталистической стране. В Бендерах дед Григорий стал директором нового советского фотоателье №1, работая в нем как служащий, уже за государственную зарплату. Снимал посетителей на документы, портреты передовиков труда на Доски почета, подрабатывал на свадьбах и похоронах. Кстати, до сих пор помню, как он, подарив мне на мои 13 лет первый мой фотик ФЭД-3, учил: «Самая ответственная съемка, внучек, - это похороны. Если запорешь пленку, то покойника уже никто выкапывать для пересъемки не будет».

И вот наступил 1941-й. Война. Деда вольнонаемным призвали в Красную армию, и как одного из немногих грамотных назначили комвзводом стройбата и направили с отрядом молдаван - селян, которые даже по- русски не говорили, строить укрепрайон под Севастополем. Отец, оставшись со своей мамой, моей бабушкой Степанидой в Бендерах, вспоминает, как в один день высоко в небе пролетели невиданные доселе самолеты, а советские солдаты в один день без боя ушли из города. На следующий день в город вошли немцы. Вся огромная семья Самсоновых спряталась в винном подвале, замаскированном под стогом сена. Немцы устроились в брошенном доме, даже не догадываясь, что тут же у них под носом во дворе скрывается целая семья.
Дед рассказывал мне, как в это же время немцы блокировали подступы к Севастополю с суши, и как в один день была прервана связь с его взводом и они остались в укрепрайоне одни, только с лопатами и кирками. Так как команды отходить с занимаемой позиции не было, он со своим взводом остался на месте ждать дальнейших приказаний. К вечеру подошел пехотный батальон с передовой и остался на ночлег. Комбат предложил присоединиться к ним и отходить утром к Севастополю. Но, проснувшись утром, дед увидел, что батальон ушел, а про них просто забыли. Далее события стали развиваться стремительно. На дороге рядом с колосящимся полем, где взвод рыл окопы, послышался рокот, и заклубилась пыль. С одного взгляда стало понятно, что это немецкая мотопехота. Дед отдал землякам-селянам свой последний приказ по-молдавски: «Рассеяться и отходить к своим, кто как может». Все, побросав лопаты, бросились в пролесок. Дед, что есть силы, побежал к соседнему селу. В первой же хате, куда вбежал дед, жили старик с дочерью. У них он быстро переоделся в «гражданку» . Едва они успели спрятать советскую командирскую форму, как в дом ворвались немцы. Сорвав с деда кепку, они кричали: «Русиш золдатен?» Как дед потом понял, они определяли русских солдат по бритым головам, а так как дед был командир, то имел хоть и короткую, но все же прическу. Немцы бросились в другие дома, а дед, дождавшись вечера и взяв немного харчей, ушел в лес. Дальше начинается невероятная история. Дед прошел пешком расстояние от Севастополя до Бендер. Более 2000 километров. Начал он путь летом, а пришел уже зимой. Причем шел только ночью, чтобы не попасться немцам. Без документов и питаясь в лесу ягодами и грибами, он дошел сначала до Сиваша. Там на берегу их, пробирающихся мимо блокпостов, сошлось несколько человек. Голодные, они в подвале пустого дома на берегу нашли картошку, но есть ее было нельзя. Те, кто не смог ее забрать с собою, облили картофель бензином. Дойдя поздней осенью до Днепра, дед был вынужден идти через мост, где его без документов тут же задержали и препроводили в немецкую комендатуру. Там деда тоже спасла удача.

Русская женщина, которая выдавала документы, сделала ему «аусвайс» . Когда же дед добрался до заветного подвала в родных Бендерах, у него отнялись ноги. Ночевки в сырых лесах не прошли даром. Но дед впоследствии все-таки встал с инвалидной коляски. Я помню, как мы ездили на одесские лиманы - лечить ноги деда грязью.

Через четыре года пришла Победа. Немцы были выбиты из Бендер, так и не узнав, что в подвале, в одном с ними дворе, жила целая семья, мужчины которой выходили тайком по ночам за водой и пропитанием.
Дальше был голод 1949 года, когда люди, по воспоминаниям отца, умирали прямо на улицах. Наша семья выжила только потому, что бабка Степанида, как будто предвидя этот кошмар, законсервировала много банок с курами.

...Отец, как и весь наш мужской род Самсоновых, не стал оставаться в родном городе, а поехал искать удачи в новых местах - в столице Молдавии, Кишиневе.
К тому времени он уже начал петь в бендерском городском хоре самодеятельности, и его руководитель прочил родителям отца большое артистическое будущее их сыну. Но надо было зарабатывать на самостоятельную жизнь, и отец устроился водителем скорой помощи в республиканскую больницу в Кишиневе. В это же время он поступил в кишиневское музыкальное училище на вокал.
Вот тут история нашей семьи и приближается уже вплотную к моей персоне. Потому как в той самой больнице № 4, где отец развозил на своей «скорой» врачей по вызовам, работала и была активной участницей местной хоровой самодеятельности и драмкружка удивительной красоты девушка со жгучими пышными черными волосами и миндалевидными глазами "чайного цвета". Это и была моя будущая мама Зоя.
...Бабушка Фрида была в моей жизни ангелом-хранителем во всех смыслах. И если и любил меня кто-то беззаветно, одного-единственного, до сумасшествия и бескомпромиссно, так это была она - моя бабушка Фрида. Она считала меня гением и ни перед кем этого даже не пыталась скрывать. Я помню, как она, задыхаясь, бежала за мной, когда я учился ездить на роликах, как она так же бежала уже за моим великом и не отпускала его багажник, когда я, вихляя, пытался удержать на нем равновесие. Как она, не уступая мне ни в чем, по-гусарски рубилась со мной в бадминтон. А какую «уважуху» я заслужил у дворовых пацанов, когда мы с ними прибегали между играми под бабушкин балкон, и на мой клич бабуля с четвертого этажа спускала на веревке нам флягу с водой! А ее янтарно-прозрачного цвета варенье - из белой черешни с орешками миндаля! Котлеты, которыми нельзя было наесться… . Она дожила до 83 лет, успев увидеть мою свадьбу, а потом и повозиться с правнуком, порадоваться моим победам на оперных конкурсах и дебютам в Мариинке и Большом театре. Сейчас ее прах лежит на кишиневском кладбище...

...Жили мы тогда в Кишиневе, на улице Андреевской в доме под номером 19. Тот одноэтажный старый домик, первое, что я помню в своей жизни, был потом до основания разрушен во время кишиневского землетрясения 1977 года. Осенью 1970 года я пошел в специализированную английскую школу №2. Но проучиться в ней мне было суждено всего три года. Отец, который к тому времени успел попеть и в капелле «Дойна» и в кишиневской опере, перевез нас с мамой в Севастополь..."


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания о Бессарабии
СообщениеДобавлено: 06 окт 2012, 09:02 
Не в сети
Модератор
Модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 30 апр 2009, 19:27
Сообщения: 2430
Откуда: 47*02'00.1"N 028*51'31.9"E
rimty писал(а):
С персонального сайта певца ВЛАДИМИРА САМСОНОВА,
Заслуженного артиста России, лауреата Международных конкурсов оперных певцов, солистa Мариинского театра,
артистa Санкт-Петербургского театра Музыкальной комедии и театра "Зазеркалье" :
"Нет, начинать здесь свою биографию..."

Ох уж эти очередные воспоминания....Они конечно интересные, но местами не стыкуются с фактами.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: Воспоминания о Бессарабии
СообщениеДобавлено: 08 фев 2013, 20:20 
Не в сети
Гражданин
Гражданин
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 окт 2009, 14:31
Сообщения: 3748
Откуда: Молдова Кишинёв
КАК ШУТЯТ В ОДЕССЕ

Когда-то для мощения улиц Одессы использовался громадный каток, в который впрягали 12 пар волов. Когда надобность в нём исчезала, каток оставляли прямо посреди улицы, так как украсть его было просто невозможно.
Но однажды утром служащие Тираспольской таможни увидели необычную картину: каток запряженный волами везли в Молдавию. Оказалось, что распродав привезённый товар торговцы собирались домой, но тут два одессита предложили им выгодное дельце – переправить каток в Кишинёв. Заметив, что вещь таки дорогая, одесситы потребовали залог 25 рублей, пообещав встретить их в Кишинёве и заплатить 100 рублей.
Обманутых бессарабцев заставили отвезти каток на место, а «шутников», естественно, не нашли. :D


Для просмотра вложений в этом сообщении вы должны быть зарегистрированным пользователем. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь. Регистрация займёт несколько минут.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 64 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  


Частичное или полное использование материалов разрешается только при условии ссылки на сайт.

Powered by phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB