Командарм Ионa Якир

Биографии и факты из жизни людей, которые жили и работали в городе.

Модератор: rimty

Аватара пользователя
rimty
Главный модератор
Главный модератор
Сообщения: 18191
Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21

Re: Памятники (общая тема)

Сообщение rimty » 10 янв 2012, 14:42

Дневник К.Чуковского.
В одной из записей за 1968 год:

...Рассказывал, как молодой Якир в Кишиневе, где ставили памятник его отцу, вдруг сказал
перед многотысячной публикой, собравшейся на торжество:
— Неужели не стыдно Ворошилову и Буденному, кои подписали смертный
приговор моему отцу.
--------------------------------------------------------------------------------

Очевидно, речь идёт об открытии мемориальной доски на здании бывш. училища по Гоголя, 33.

Аватара пользователя
ris55
Почётный Гражданин
Почётный Гражданин
Сообщения: 7966
Зарегистрирован: 30 апр 2009, 20:23
Откуда: Кишинев

Re: Памятники (общая тема)

Сообщение ris55 » 10 янв 2012, 15:01

rimty писал(а):Дневник К.Чуковского.
В одной из записей за 1968 год:

...Рассказывал, как молодой Якир в Кишиневе, где ставили памятник его отцу, вдруг сказал перед многотысячной
публикой, собравшейся на торжество:
— Неужели не стыдно Ворошилову и Буденному, кои подписали смертный
приговор моему отцу.
--------------------------------------------------------------------------------

Очевидно, речь идёт об открытии мемориальной доски на здании бывш. училища по Гоголя, 33.
Может речь о другом месте идет?На здании бывшей 37 школы эта доска появилась гораздо раньше :unknown:

Аватара пользователя
rimty
Главный модератор
Главный модератор
Сообщения: 18191
Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21

Re: Памятники (общая тема)

Сообщение rimty » 10 янв 2012, 15:14

ris55 писал(а):
rimty писал(а):Дневник К.Чуковского. В одной из записей за 1968 год:
...Рассказывал, как молодой Якир в Кишиневе, где ставили памятник его отцу, вдруг сказал перед многотысячной
публикой, собравшейся на торжество:
— Неужели не стыдно Ворошилову и Буденному, кои подписали смертный
приговор моему отцу.
--------------------------------------------------------------------------------
Очевидно, речь идёт об открытии мемориальной доски на здании бывш. училища по Гоголя, 33.
Может речь о другом месте идет?На здании бывшей 37 школы эта доска появилась гораздо раньше :unknown:
Сложно сказать.. Разве что-то ещё в городе устанавливалось в память о Якире ?
Запись в дневнике может относиться к событиям, которые произошли намного раньше.

Аватара пользователя
ris55
Почётный Гражданин
Почётный Гражданин
Сообщения: 7966
Зарегистрирован: 30 апр 2009, 20:23
Откуда: Кишинев

Re: Памятники (общая тема)

Сообщение ris55 » 10 янв 2012, 15:33

rimty писал(а):
ris55 писал(а):
rimty писал(а):Дневник К.Чуковского. В одной из записей за 1968 год:
...Рассказывал, как молодой Якир в Кишиневе, где ставили памятник его отцу, вдруг сказал перед многотысячной
публикой, собравшейся на торжество:
— Неужели не стыдно Ворошилову и Буденному, кои подписали смертный
приговор моему отцу.
--------------------------------------------------------------------------------
Очевидно, речь идёт об открытии мемориальной доски на здании бывш. училища по Гоголя, 33.
Может речь о другом месте идет?На здании бывшей 37 школы эта доска появилась гораздо раньше :unknown:
Запись в дневнике может относиться к событиям, которые произошли намного раньше.
Вот это возможно :good:

спартак
Гражданин
Гражданин
Сообщения: 2590
Зарегистрирован: 08 мар 2011, 01:19

Re: Памятники (общая тема)

Сообщение спартак » 10 янв 2012, 15:53

rimty писал(а):
ris55 писал(а):
rimty писал(а):Дневник К.Чуковского. В одной из записей за 1968 год:
...Рассказывал, как молодой Якир в Кишиневе, где ставили памятник его отцу, вдруг сказал перед многотысячной
публикой, собравшейся на торжество:
— Неужели не стыдно Ворошилову и Буденному, кои подписали смертный
приговор моему отцу.
--------------------------------------------------------------------------------
Очевидно, речь идёт об открытии мемориальной доски на здании бывш. училища по Гоголя, 33.
Может речь о другом месте идет?На здании бывшей 37 школы эта доска появилась гораздо раньше :unknown:
Сложно сказать.. Разве что-то ещё в городе устанавливалось в память о Якире ?
Запись в дневнике может относиться к событиям, которые произошли намного раньше.
На Здании Верховного суда ( на Гоголя) была мемориальная доска в честь того, что там учился Иона Якир. Если честно, невелика птица.

Аватара пользователя
steinchik
Почётный Гражданин
Почётный Гражданин
Сообщения: 9773
Зарегистрирован: 16 мар 2008, 04:53

Re: Памятники (общая тема)

Сообщение steinchik » 10 янв 2012, 16:05

спартак писал(а):Не подскажете, что это за стелла?
Я уже публиковал этот снимок и даже слегка подредактировал его - viewtopic.php?p=33024#p33024
Его полное название - Radu Chibzii. Конец империи. 1991. Унгенская таможня
rimty писал(а):Разве что-то ещё в городе устанавливалось в память о Якире ?
Была мемориальная доска на здании по Ленина 131.

Аватара пользователя
ris55
Почётный Гражданин
Почётный Гражданин
Сообщения: 7966
Зарегистрирован: 30 апр 2009, 20:23
Откуда: Кишинев

Re: Памятники (общая тема)

Сообщение ris55 » 10 янв 2012, 16:14

Действительно-была там,забыл :unknown: Что то по моему он там родился

Аватара пользователя
ris55
Почётный Гражданин
Почётный Гражданин
Сообщения: 7966
Зарегистрирован: 30 апр 2009, 20:23
Откуда: Кишинев

Re: Памятники (общая тема)

Сообщение ris55 » 10 янв 2012, 16:16

На Здании Верховного суда не было- была на школе.

Аватара пользователя
rimty
Главный модератор
Главный модератор
Сообщения: 18191
Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21

Re: Памятники (общая тема)

Сообщение rimty » 10 янв 2012, 16:19

спартак писал(а):На Здании Верховного суда ( на Гоголя) была мемориальная доска в честь того, что там учился Иона Якир. Если честно, невелика птица.
Мемориальная доска была на другом здании на Гоголя.

3вание Командарма 1-го ранга Якир получил за заслуги.
Он был полностью реабилитирован и заслуживал мемориальной доски не меньше, чем другие.

Аватара пользователя
rimty
Главный модератор
Главный модератор
Сообщения: 18191
Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21

Re: Памятники (общая тема)

Сообщение rimty » 10 янв 2012, 16:23

steinchik писал(а):
rimty писал(а):Разве что-то ещё в городе устанавливалось в память о Якире ?
Была мемориальная доска на здании по Ленина 131.
Да, вспомнила. Мы это уже обсуждали.
Значит, Петр Якир приезжал на открытие одной из двух мемориальных досок.

спартак
Гражданин
Гражданин
Сообщения: 2590
Зарегистрирован: 08 мар 2011, 01:19

Re: Памятники (общая тема)

Сообщение спартак » 10 янв 2012, 16:41

Да. Благодаря Троцкому и верному ему служению получил звание :)
Ho знать , что такой человек был, надо. Он часть истории нашего города. Это без сомнения.

Аватара пользователя
rimty
Главный модератор
Главный модератор
Сообщения: 18191
Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21

Re: Памятники (общая тема)

Сообщение rimty » 10 янв 2012, 17:06

спартак писал(а): Да. Благодаря Троцкому и верному ему служению
Без симпатий/антипатий к тому и другому, только факты. Звание Командарма было присвоено Якиру
в 1935 году, а Троцкий в 1927 был снят со всех постов, отправлен в ссылку, в 1929 г. выслан за пределы СССР.

Вообще, в первую очередь в этой истории интересно то, что Kорней Чуковский сделал такую запись в своём дневнике.

Аватара пользователя
rimty
Главный модератор
Главный модератор
Сообщения: 18191
Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21

Re: Биографии

Сообщение rimty » 04 мар 2012, 17:44

Изабелла Эммануиловна Белая-Якир
(20 февраля 1900 — 13 сентября 1986),
младшая сестра командарма И.Якира.

Фамилию Белая она взяла, находясь в 45 стрелковой дивизии на гражданской войне, чтобы никто
не догадался о ее родстве с комдивом и не делал ей за это поблажки.

Судьба распорядилась так, что Изабелла Эммануиловна была знакома со многими военачальниками и партийными работниками СССР. На гражданской войне с Дубовым, Гарькавым, Котовским, Примаковым, Федько, позже - с Гамарником, Ворошиловым, Хрущевым, Постышевым, Акуловым, Мильчаковым и многими другими.
Потом за 17 лет лагерей и ссылки на Колыме добавились другие.

И.Э. знала много, но в воспоминания не вдавалась, лишь изредка проскальзывали отдельные штрихи. "...Григорий Иванович Котовский был очень красив и беспримерно храбр. Слава о нем распространилась по всей Бесcарабии. Он был одновременно управляющим у помещика и руководителем банды, грабившей помещиков, чтобы раздать добро беднякам. Котовский выезжал на белом коне на самое высокое место и крутился под пулями, сам огромный и широкий".
Григорий Иванович был беспредельно предан Ионе Эммануиловичу и любил его. Бывало, услышит, что Ионе тяжело в бою, тут же вскакивает на коня и мчится на выручку с отрядом или один. Когда красные заняли Одессу, был получен приказ идти на север и драться с Юденичем. Командование, зная анархизм Котовского, сомневалось, будет ли приказ выполнен. Было отдано распоряжение о крутых мерах, но, к счастью, котовцы выступили вместе со всеми.
Григорий Иванович был очень изобретательным человеком, для него не было безвыходных ситуаций. Так в голодный и холодный 19-ый год он обул своих бойцов, скупая в Одессе беспризорных кошек.
У Беллы тоже были ботинки из кошек - Григорий Иванович постарался.
Женщины были от него без ума. Историю его гибели Изабелла Якир pассказывала так. В споре командиры схватились за оружие. Кто-то толкнул адъютанта Котовского, которого за глаза и в глаза звали "Майорчиком". Выстрелом из пистолета Котовский был убит наповал. Майорчик был беззаветно предан Котовскому, и никакие разговоры о связи его жены с командиром не могли привести к такой развязке.
Это была трагическая случайность.

Со дня ареста Изабелла стала называть двойную фамилию: Белая - Якир. Она категорически отказывалась признать, что ее брат совершил преступление. За это она получила максимальный срок по 58-й статье - 10 лет в магаданском лагере. Она гордилась, что сидела "за себя", а не как ЧСИР.

Изабеллe почти всегда удавалось выполнить норму, и своей пайкой она делиласьс другой осужденной.
Мужчины страдали больше женщин - работa была тяжелая, и им не хватало еды. Изабелла Я. вместе с подругами организовали помощь - они делились со всегда голодными мужчинами своими скудными пайками. Понятно, с каким самопожертвованием и риском это было связано.

Её муж — С. Корытный, секретарь Московского городского комитета ВКП(б) был расстрелян в 1937 или 39 году, а позже
все его братья.
Весной 1948 года была арестована Стелла (дочь Изабеллы Якир). Ей удалось дожить до освобождения.
Встреча с матерью обернулась трагедией для сына Изабеллы Эммануиловны - Володи.
В 1962 году он бросился в лестничный пролет и погиб.

После реабилитации Изабелла Эммануиловна восстановилась в партии.
Она многое делала для детей школы, где состояла на партийном учете: устраивала детям экскурсии в музеи,
выставки, на лекции.
В 1984 г. Изабелла Эммануиловна переехала в Дом ветеранов партии в Переделкино.
13 сентября 1986 года её не стало.

(из рассказа "Пациентка Дома ветеранов", Э. Вениаминова, http://world.lib.ru)

Аватара пользователя
rimty
Главный модератор
Главный модератор
Сообщения: 18191
Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21

Командарм Ионa Якир

Сообщение rimty » 31 дек 2016, 01:04

Из книги "Командарм Якир: воспоминания друзей и соратников"
Составители: Петр Ионович Якир, Ю. А. Геллер
Воен. изд-во, 1963.

...Сам Якир никогда не прекращал учиться. Можно без преувеличения сказать, что вся его недолгая жизнь — это своеобразная академия. Каждую свободную минуту он использовал для повышения своих знаний.
Начальник штаба округа Дмитрий Александрович Кучинский как-то рассказывал, что Якиру в конце двадцатых годов довелось учиться в одной из самых старых военных академий Европы — в германской академии генерального штаба. Он блеснул там такими способностями, столь выдающимся воинским талантом, что удивил даже президента Германии, старого фельдмаршала Гинденбурга. В знак уважения к «красному генералу» Гинденбург подарил Якиру на память основной труд Шлиффена «Канны», на котором сделал примерно такую надпись: «На память господину Якиру — одному из талантливых военачальников современности». Тогда же руководство рейхсвера попросило Якира прочитать германскому генералитету курс лекций о гражданской войне в России. Эти лекции вызвали у столь необычных слушателей огромный интерес.
Якир был всесторонне образованным военачальником. Он знал несколько иностранных языков.
На маневрах 1935 года я видел, как он оживленно, без переводчика, обсуждал что-то с главами иностранных военных делегаций.

Командующий горячо поддерживал тех командиров, которые стремились получить высшее военное образование.
В 1936 году у нас была создана Академия Генерального штаба и округам предстояло выделить кандидатов в первый набор. Как это часто случается, некоторые начальники старались задержать на службе лучших командиров. Но Якир без колебаний дописал в список кандидатов фамилии тех, кого считал достойными быть в академии.

Аватара пользователя
rimty
Главный модератор
Главный модератор
Сообщения: 18191
Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21

Re: Командарм Ионa Якир

Сообщение rimty » 31 дек 2016, 01:06

rimty писал(а):Из книги "Командарм Якир: воспоминания друзей и соратников"
Продолжение

  • ПУТЬ В РЕВОЛЮЦИЮ
  • Д. М. Равич
В дореволюционном Кишиневе существовали два реальных училища: казенное и частное, созданное В. В. Карчевским. В казенное училище евреев принимали только в виде исключения, в счет так называемой «процентной нормы». Зато в частное училище попасть было просто. Наши родители и устроили нас, меня и Иону Якира, в реальное училище Карчевского.
Маленький шустрый первоклассник, курносый и смешливый, веселый и отзывчивый, сразу же пришелся мне по нраву. Мы быстро сошлись, у нас нашлись общие мальчишечьи интересы, и почти все свое время мы проводили вместе.
Часто после занятий в школе или в свободные дни я приходил к Якирам и близко познакомился со всей его большой семьей. Отец Ионы, скромный труженик - фармацевт, умер очень рано, оставив на руках вдовы четверых детей: Сашу, Иону, Белу, Мориса. Матери, Кларе Владимировне Якир, красивой, рано поседевшей женщине, нелегко было прокормить и воспитать четырех ребят. Капиталов муж не оставил, небольшие средства, приберегавшиеся «на черный день», иссякли очень быстро, устроиться на работу было нелегко, да и оставить без присмотра дом, семью Клара Владимировна не могла. Поэтому она по совету дяди Фомы, брата покойного мужа, занялась изготовлением лактобациллина-какого-то молочнокислого продукта. В то время теория Мечникова о пользе молочнокислых продуктов для человеческого организма приобретала все большую популярность, и спрос на них увеличивался. Вот этот лактобациллин и стал источником существования осиротевшей семьи Якира.
В квартире, где весь день хозяйничала Клара Владимировна, мне запомнились блестящие термостаты, в которых выдерживался лактобациллин, и довольно скромная обстановка. Несмотря на вечную нехватку, все ребята были чисто одеты и накормлены, усердно учились и помогали матери по хозяйству.
О дяде Фоме, которого я уже упомянул, надо сказать особо. Для детей Клары Владимировны он стал вторым отцом и делал все возможное, чтобы облегчить их воспитание. Опытный детский врач, он пользовался в Кишиневе большой популярностью. Высокого, спокойного, уравновешенного доктора Якира население города любило и уважало. Особенно беднота. Большинство кишиневских врачей стремились заполучить клиентуру среди купцов и богатеев и быстро превращались в дельцов, загребающих большие гонорары. А дядя Фома - так его обычно все и называли - бескорыстно помогал русской, молдаванской и еврейской бедноте, работал в каких-то благотворительных учреждениях, трудился, не считаясь со временем.

Иона очень любил своего дядю, привязался к нему всем сердцем и мог восторженно говорить о нем часами. «Дядя Фома сказал... Дядя Фома посоветовал... Дядя Фома будет недоволен...» Авторитет дяди был непререкаем. Иона да и другие, посторонние ребята уважительно и с любовью относились к доктору. От него исходило какое-то душевное обаяние, которое ощущал всякий, кто сталкивался с ним. Стоило доктору погладить раскапризничавшегося парнишку по голове, сказать ласковое слово, добродушно улыбнуться - и тот затихал и уже готов был не только пить горькое лекарство, а и взобраться доброму дяде на колени, слушать его занимательные рассказы. Слушали и слушались его и взрослые. Позже я убедился, что общительность, сердечность и душевная теплота были семейными чертами Якиров.
Нам, учащимся частного училища Карчевского, повезло. Учебная атмосфера здесь резко отличалась от порядков, царивших в казенном училище. Не было резкого деления на богатых и бедных, не чувствовалось национальной розни и угнетающей муштры, дышалось легче и свободнее. Среди преподавателей было немало опытных, с прогрессивными для того времени взглядами. Они не налегали на зубрежку, а старались заинтересовать учащихся предметом и передать им свои знания. Влияние таких преподавателей на школьников было огромным.
Любимым преподавателем у нас считался А. П. Месяцев. Блестящий знаток истории, особенно русской, он вдохновенно рассказывал о прошлом народов, населявших Россию, и зачастую, отвлекаясь от темы, импровизировал и рисовал картины далекого будущего человечества. Именно он привил нам любовь к Родине, к народу и заставил в меру нашего разумения осмысливать все, что происходило вокруг. По совету Месяцева многие из нас прочли «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Энгельса и еще кое-что из марксистской литературы. Месяцев безусловно помог формированию наших характеров и взглядов. С особым вниманием он относился к Ионе Якиру, считая его способным и пытливым учеником с большими задатками ученого.
Любили мы и учителя географии (фамилии, к сожалению, не помню). Он не был сухарем, бездумно водившим указкой по географической карте. В его рассказах мы словно видели весь земной шар, узнавали разные страны, путешествовали по морям и океанам, забирались в самые дальние уголки нашей планеты. И этот преподаватель часто выходил за рамки урока. Не всегда прямо, чаще иносказательно, он показывал ученикам изнанку жизни народов, их беды и горести, их стремление к свободе и лучшей доле.
Бывало, закончится урок географии, ребята мчатся на перемену, а мы с Ионой бродим по коридорам, и до меня доносится взволнованный шепот моего друга:
- Здорово, правда?.. Объехать бы всю землю, повидать своими глазами, как живут люди... И чтобы не было городовых, губернаторов и царей... Чтобы всем жилось как надо...
Как надо жить и что для этого нужно делать, мы пока не знали, многого не понимали. Но это понимание пришло к нам очень скоро.
Хочу еще вспомнить добрым словом преподавателей французского и немецкого языков. Иона Якир увлекался изучением иностранных языков - они ему давались легко - и впоследствии много тренировался и довольно свободно владел немецким и французским. Это ему пригодилось и в армии.
Но больше всего Иону влекла к себе химия. Ее преподавал сам Карчевский, который ценил учащихся, любивших химию. Иона много времени проводил в лаборатории, возился со всякими пробирками и колбами, производил различные опыты, и от этого занятия его невозможно было оторвать. Убежден, что если бы не революция, целиком поглотившая все наши силы и помыслы, Иона Якир стал бы химиком и, возможно, сделал ученую «карьеру». Ведь не зря же, попав в Швейцарию, он начал усердно изучать химические науки, стремясь в короткие сроки добиться наилучших результатов. Но события повернулись по-иному, и Якир стал бойцом, командиром, военачальником.
Как я уже говорил выше, наше училище по сравнению с другими было более демократическим. Это, несомненно, налагало свой отпечаток на наше сознание. Во всяком случае, помнится, несколько старшеклассников во главе с Фельдманом создали марксистский кружок. Маскируя свои собрания товарищескими встречами и домашними вечеринками, участники кружка читали нелегальную и полулегальную марксистскую литературу, устраивали диспуты, до хрипоты спорили о сроках и судьбах революции. Это были горячие, искренние ребята, искавшие путей в революционное движение. Устав от споров и чтения брошюр, все запевали вполголоса запрещенные песни, причем кто-нибудь занимал пост наблюдателя у окна или на улице, чтобы подать условный сигнал, если появится городовой или подозрительный человек, похожий на шпика охранки.
Некоторых из нас, более молодых, Фельдман тоже втянул в кружок, и там мы впервые приобщились к начальным основам марксизма. Кружок часто собирался то в квартире Фельдмана, то в квартире Якира. Не знаю, догадывалась ли Клара Владимировна о характере наших сборищ, но своему сыну Ионе она не запрещала приглашать товарищей и участвовать в «вечеринках».
В день похорон Льва Николаевича Толстого учащиеся нашего училища по инициативе марксистского кружка организовали забастовку. Все ребята высыпали из классов в коридоры, потом на улицу и, помитинговав немного, с молчаливого согласия учителей разошлись по домам. В этой забастовке участвовал и Якир. Он был возбужден, лицо его раскраснелось, и мне показалось, что Иона будто незаметно повзрослел.
Обстановка в Кишиневе тоже способствовала тому, что мы, подростки, быстро взрослели и приобщались к революционному движению. В городе задавали тон приверженцы известных в то время реакционеров Крушевана и Пуришкевича, творили свое черное дело черносотенцы, устраивали еврейские погромы. Разнеся мелкие лавчонки, разгромив квартиры, избив и покалечив ни в чем не повинных людей, черносотенцы после этих «побед» разгуливали по городским улицам, усыпанным обломками мебели и пухом от распоротых перин, несли над головами портреты царя, церковные хоругви и орали пьяными голосами монархические гимны.
Но в городе подспудно, незаметно шло накопление иных, революционных, сил. Из истории нашей партии известно, что в Кишиневе в начале двадцатого века существовала подпольная типография социал-демократов, а в ней печаталась ленинская «Искра». В Оргееве и самом Кишиневе проживали под надзором полиции высланные из других мест социал-демократы. Они общались с населением, с беднотой, ремесленниками, рабочими, распространяли нелегальную литературу и постепенно обрастали активом из местной интеллигенции, учащихся и немногочисленной прослойки пролетариата.
Утверждать не могу, но думаю, что отец Ионы и дядя Фома тоже были связаны с профессиональными революционерами и оказывали им посильную помощь. Это, видимо, понимал и Иона Якир, потому что в своей автобиографии (я с ней познакомился недавно) он записал: «Последние полтора года пребывания в реальном училище под влиянием главным образом дяди-врача, старого социал-демократа, начал почитывать марксистскую литературу...» Здесь Иона Эммануилович прямо называет дядю Фому социал-демократом.
Незаметно бежали школьные годы. Ранней весной быстро распускалась зелень, цвели каштаны, солнце припекало все горячей; и учащиеся с нетерпением ждали каникул. Летом, когда не надо было ежедневно бежать в училище, мы чаще встречались, уходили в укромные уголки садов и парков и там свободно говорили обо всем, что волновало наши сердца.
Иона, я и наши близкие товарищи любили поэзию, зачитывались художественной литературой, занимались кто физикой, кто химией, кто историей, а главное - пытались познавать жизнь. Смутные желания и стремления звали нас в неизведанные дали. Хотелось поскорее приобрести прочные знания, чтобы потом полностью отдать их трудовому народу. Пятнадцатилетние, шестнадцатилетние юнцы, мы бредили дальними странами, где, может быть, легче дышится, чем в царской России, но еще не были готовы к действенной борьбе с самодержавием.
Наступил 1913 год. Ура! - училище закончено! Что же делать дальше, где и как приложить свои силы, свою энергию?

РАВИЧ Давид Моисеевич. Род. в 1894 г. Активный участник международного рабочего движения с 1919 г., член Коммунистической партии Сов. Союза с 1931 г. Инженер-химик.

Аватара пользователя
rimty
Главный модератор
Главный модератор
Сообщения: 18191
Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21

Re: Командарм Ионa Якир

Сообщение rimty » 31 дек 2016, 01:08

Продолжение

По разным причинам многие из нас учиться дальше в России не имели возможности; превращаться в кустарей или ремесленников не хотелось и пришлось искать возможности для продолжения образования за границей. Я уехал в Англию, потом перекочевал во Францию. А Иона Якир, по настоянию и при материальной поддержке дяди Фомы, отправился в Швейцарию, в Базель. В Базеле жил старый друг дяди Фомы, эмигрировавший из России профессор химии Фихтер. К нему-то и явился Иона Якир с рекомендательным письмом от дяди.
Фихтер быстро угадал в худощавом черноволосом юноше способного химика и охотно помог ему поступить в Базельский университет. Иона не только учился, но и работал химиком в лаборатории и таким образом добывал средства для скромного студенческого существования. Да и дядя Фома кое-когда присылал своему племяннику денежные переводы.

За границей, в частности в Швейцарии, проживало много политических эмигрантов. Были среди них и большевики, и меньшевики, и эсеры, и анархисты... Время от времени Иона Якир попадал в компанию эмигрантов, прислушивался к их спорам, выпрашивал на денек-другой заинтересовавшую его брошюру. Анархисты казались ему крикунами, меньшевики отталкивали своими туманными разглагольствованиями о путях и методах свержения самодержавия в России, и только у большевиков он находил ясные и прямые ответы на многие вопросы, которые уже тогда волновали его. Так что пребывание в Швейцарии помогло Якиру накопить знания в области химии и определить свой дальнейший жизненный путь.
Летом 1914 года мы съехались в Кишинев на летние студенческие каникулы. Вчерашние школьники выглядели уже вполне взрослыми людьми, и наши родственники с удивлением и уважением разглядывали нас: вон какими стали!.. Настоящие женихи!..

А «женихи», обрадованные каникулами, ежедневно встречались то у меня, то у Ионы, то у Лизы Шатенштейн. Мы уже многое повидали, многое поняли и теперь беседовали так, как могут беседовать люди, хорошо знающие и понимающие друг друга с полуслова. Все мы любили книги, декламировали стихи, часами слушали музыку.
А вечерами, когда накалившиеся за день тротуары и пыльные мостовые постепенно остывали и на город спускалась приятная вечерняя прохлада, мы шли гулять, бродили по улицам или усаживались где-нибудь вдалеке от городского шума и праздных зевак и снова делились всем, что наполняло наши молодые сердца. Темы наших задушевных бесед были самые разнообразные - от общественного назначения поэзии и интимной лирики до роли личности в истории, от погромных речей черносотенцев до разногласий между большевиками и меньшевиками.

Позже, не помню точно когда, рядом с нами появилась Сайка - Сарра Лазаревна Ортенберг, ставшая потом подругой и женой Ионы Якира. Веселая, жизнерадостная, остроумная девушка, она полонила сердце Якира и полюбилась всем нам.
Прошло много лет, а я до сих пор с теплым чувством вспоминаю те, ставшие такими далекими, дни нашей дружбы.

И вдруг грянула война. Выезд за границу был закрыт, пришлось продолжать учение в России. Мы с Ионой подались в Харьков. Ионе удалось устроиться в Технологический институт. Жил он на Журавлевке, в одной комнате с двумя уроженцами Кишинева, но дружил со студентами, съехавшимися со всех концов России. Для занятий, собственно, времени оставалось очень мало, так как Иона и я работали на вокзале дежурными по приему беженцев. Война безжалостно гнала на юг с насиженных мест тысячи и тысячи семей. Когда на товарную станцию прибывал очередной эшелон и из теплушек вылезали измученные, изголодавшиеся женщины и старики с детишками, нам стоило невероятных трудов успокоить, помыть и хоть кое-как накормить беженцев.

Мы находились далеко от фронта, но кровавые следы войны видели на каждом шагу. У нас было достаточно поводов, чтобы поразмыслить, понять происходящие события и оценить войну как антинародную, выгодную только капиталистам, и еще раз убедиться в гнилости царского режима. Иона делился своими впечатлениями о прожитом дне, о всем увиденном и услышанном, возмущался бессмысленной кровавой бойней, ругал и немецкого кайзера и русского царя. Иногда он неожиданно умолкал и на лице его появлялось жесткое выражение упрямства и непримиримости.
Позднее я из Харькова уехал, но знаю, что в 1915 году Иона Якир участвовал в студенческой антивоенной демонстрации и только случайно избежал ареста. Из Харькова ему пришлось побыстрее «сматываться», и он переехал в Одессу, где, как военнообязанный, около года проработал токарем по металлу на снарядном заводе. Там молодой токарь связался с подпольной большевистской организацией и выполнял ее поручения: встречал и провожал в условные места связных, разносил листовки, стоял «на часах» во время сходок.

В декабре 1916 года Иона заболел туберкулезом и возвратился в Кишинев. Здесь мы и встретились снова, уже после Февральской революции 1917 года.
В эти дни, когда все вокруг кипело и ликовало, в Кишиневе стали появляться, как грибы после теплого дождя, различные общественно-политические организации. Создан был и так называемый студенческий комитет. Вернувшиеся из Петрограда, Москвы, Харькова и Одессы студенты-бессарабцы собирались в помещении комитета на Александровской улице, 114. Это была пора страстных споров, бурных собраний и горячих речей.
Но очень скоро студенты-бессарабцы размежевались и определили свои политические позиции. Одни примкнули к кадетам, другие - к меньшевикам, третьи - к эсерам. Но самой крепкой, сплоченной и действенной стала группа, всем сердцем принявшая большевистскую платформу. Она и захватила руководство студенческим комитетом. Этому немало содействовал старый солдат Исакий Годунов, член Кишиневского Совета солдатских депутатов. Он часто наведывался к студентам, рассказывал им о страданиях солдат на фронте, приносил большевистские листовки и советовал «браться за дело».
Фактически вожаками молодых большевиков были Иона Якир и его товарищи.

Как быстро в то время взрослела и мужала молодежь! Безусые энтузиасты становились опытными организаторами масс, пропагандистами и агитаторами. А о вожаках и говорить нечего. На гребне революционной волны они поднимались высоко-высоко и, несмотря на свою молодость, выбрав свой путь, уже не сворачивали с него.
Таким был и Иона Якир. Революция захватила его, стала делом его сердца, целью и смыслом существования. Нет, существование - не то слово. Делом всей жизни!.. Что там химия, музыка, стихи... Сейчас нужно было налаживать связи с воинскими частями, привлекать на сторону большевиков трудящихся города, готовиться к вооруженной борьбе за власть Советов. Недосыпая, недоедая, охваченный непередаваемым энтузиазмом и подъемом, Якир с головой ушел в революцию. Он связался с большевистской организацией 5-го Заамурского кавалерийского полка и очень быстро стал среди солдат своим человеком.
Вообще 5-й Заамурский сыграл в жизни Ионы Эммануиловича немаловажную роль. Полк был опорой, вокруг которой формировались и сплачивались новые отряды. Покинутые своими офицерами, заамурцы не разбежались, а превратились в боеспособную воинскую, притом красную, часть. Они поддерживали большевиков, шли за ними, а впоследствии многие из них стали коммунистами. И сам Иона Якир не раз с подчеркнутой гордостью говорил, что свой первый партийный билет он получил в военной организации большевиков-заамурцев.
У Ионы появились новые друзья - Илья Гарькавый, Григорий Котовский, Фишель Левензон, Евгений Венедиктов. Все они участвовали в гражданской войне, прошли славный боевой путь - милые, душевные, золотые, бесстрашные люди, знавшие одну любовь - Революцию, одно счастье - служить своей новой - Советской - Родине.

Вместе с ними начал свой боевой путь и Иона Эммануилович Якир. Весной 1917 года его избрали в Совет солдатских депутатов, и он принял это как высшую награду. Солдаты доверили! Народ доверил! У Ионы словно выросли крылья. Депутат Якир ходил с высоко поднятой головой, в глазах его не угасал блеск возбуждения, и сам он стал похож на бывалого солдата-фронтовика, который наконец-то понял, для чего ему дана в руки винтовка.

Раньше весь военный опыт Ионы ограничивался тем, что он, шаля и дурачась, стрелял из малокалиберной винтовки по случайным мишеням. А теперь уже с настоящей боевой винтовкой в руках этот высокий худощавый парень во главе небольшого отряда в двадцать - тридцать бойцов участвовал в стычках с румынами, защищал окраины Кишинева и даже преследовал противника на реквизированных грузовиках.

Как я уже упоминал, много лет спустя мне удалось прочитать автобиографию моего друга и некоторые документы, характеризующие его быстрый рост как военного и политического работника. Не могу не привести выдержку из одной аттестации, датированной февралем 1923 года. «Энергию и инициативу проявляет. Талантливый командир. Принимает большое участие в советской и партийной жизни. Великолепный администратор. Пользуется большим авторитетом, популярностью... Выдержанный, чуткий и тактичный партиец, товарищ...»
Да, именно таким и был Иона Якир, таким помнят его все, кому приходилось с ним хоть раз встречаться.
В этой аттестации есть еще одна строчка: «Здоровье плохое». Процесс в легких продолжался, туберкулез подтачивал молодой организм, но Иона не сдавался и даже отмахивался от предложений полечиться и отдохнуть.

Аватара пользователя
rimty
Главный модератор
Главный модератор
Сообщения: 18191
Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21

Re: Командарм Ионa Якир

Сообщение rimty » 31 дек 2016, 01:15

Некоторые иллюстрации из книги.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.

Аватара пользователя
rimty
Главный модератор
Главный модератор
Сообщения: 18191
Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21

Re: Командарм Ионa Якир

Сообщение rimty » 31 дек 2016, 01:18

rimty писал(а):Некоторые иллюстрации
Cемья.
У вас нет необходимых прав для просмотра вложений в этом сообщении.

Igori
Гражданин
Гражданин
Сообщения: 5755
Зарегистрирован: 06 апр 2008, 20:13

Re: Командарм Ионa Якир

Сообщение Igori » 31 дек 2016, 01:24

Всё-таки БК - не чисто патогенный м\организм 8)

Аватара пользователя
rimty
Главный модератор
Главный модератор
Сообщения: 18191
Зарегистрирован: 21 дек 2008, 22:21

Re: Командарм Ионa Якир

Сообщение rimty » 31 дек 2016, 01:48

Igori писал(а):Всё-таки БК - не чисто патогенный м\организм 8)
Туберкулез не был причиной его смерти. )

Ответить

Вернуться в «Жители Кишинёва»